ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 206. Читать онлайн

доросла, по-моему, до ступени фабрично-кухонного уклада производства. Уж очень крупные фигуры надобны на первых порах для организации симфонического творчества. И только потом такой оркестр будет в состоянии жить без дирижера».

В этом письме весьма рельефно отразились основные мотивы размышлений, забот и интересов Б. А. Романова в послевоенный период: ощущение надвигающихся болезней и смерти, интерес к жизни, к работе, как своей, так и коллег, тревога за состояние науки. Несколько позже в письмах появляется еще один сквозной мотив — опасение в условиях начавшегося нового идеологического наступления сталинского режима в худшем случае повторных репрессий — высылки из Ленинграда, ареста или, в «лучшем» случае, — увольнения, «улицы», по выражению Б. А. Романова.

Эти опасения очень скоро отчасти оправдались: 1946 год ознаменовался серией погромных партийных постановлений по вопросам литературы и искусства и последовавшими за этим проработочными кампаниями. Что же касается страхов ученого по поводу ero скорого творческого угасания, то они, к счастью, не подтвердились. Вопреки им, последние 12 лет жизни характеризовались бурной вспьппкой творческой активности Б. А. Романова. Да и 1945 год был отмечен не только невзгодами и болезнями. Б. А. Романову удалось наконец добиться перевода издания книги о русско-японской войне из Политиздата в Ленинградское отделение Издательства АН СССР. Ректор университета А. А. Вознесенский, которому через В. В. Мавродина была передана рукопись книги «Люди и нравы древней Руси», по прочтении сразу решил печатать эту работу в университетском издательстве, и уже во второй половине 1945 r. началось ее редактирование. Наконец, Б. Д. Греков неожиданно поручил Б. А. Романову провести редакционную подготовку второго тома «Правды Русской», которую до войны выполнял Н. Ф. Лавров. Итак, вторую половину 1945 г., 1946 г. и 1947 г. Б. А. Романову пришлось полностью посвятить доработке, подготовке к печати, редактированию, чтению корректур и вообще практической деятельности по изданию тех трудов (и не только своих), которые ждали публикации еще с довоенных времен. Делать это было необходимо одновременно, на параллельных курсах, а общий объем издаваемых книг достигал почти 100 авторских листов. А ведь Б. А. Романов к тому же продолжал вести занятия в университете. Такую нагрузку можно было бы считать непосильной для одного человека, тем более немолодого и страдающего разными неду-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 206. Читать онлайн