ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 22. Читать онлайн

нию П. Н. Милюкова, подход Шлецера означал «переход от компиляторов XVIII века к научному изучению истории, к концу XIX в. он устарел и доживал в Петербурге свой век». Обращение же петербургских историков к общим проблемам, по мнению П. Н. Милюкова, стало результатом влияния московской школы. Он даже вспоминал о своем посещении в начале 90-х годов XIX в. «кружка русских историков», возникшего еще в 80-х rr. как неформальное объединение научной молодежи, во главе которого встал С. Ф. Платонов, где делал доклад, который, как ему представлялось, дал «новый толчок» к уже проявившемуся «компромиссному» направлению с «сохранением специфических петербургских оговорок». Признаки такого компромисса П. Н. Милюков обнаружил в известной книге С. Ф. Платонова о Смуте ХЧП в., в которой первая часть посвящена критике источников, а во второй части изложена история Смуты «mo-московски». «Широко н отвлеченно» могли мыслить также А. С. Лаппо-Данилевский, Н. П. Павлов-Сильванский и А. Е. Пресняков."

Безотносительно к тому, были ли петербургская и московская школы резко противостоящими (как считал А. Е. Пресняков) или уже в конце XIX в. испытывали взаимовлияние (по П. Н. Милюкову), следует признать, что внутри петербургской исторической школы в начале ХХ в. существовало два направления, представленные наиболее яркими их фигурами — С. Ф. Платоновым и А. С. Лаппо-Данилевским. Если для С. Ф. Платонова и ero учеников характерен был более «художественный» и в то же время эмпирический подход к задачам и методам исторического познания, то А. С. Лаппо-Данилевский и ero ученики стремились выработать строгий научный метод исторического исследова-

~> 12

Б. А. Романов высоко ценил оба эти направления, особо выделяя стоявшего несколько особняком А. Е. Преснякова. Он стремился воспринять лучшие черты, свойственные петербургской исторической школе, и в силу этого считал для себя полезным посещение семинариев по русской истории и С. Ф. Платонова, и А. С. Лаппо-Данилевского, и А. Е. Преснякова.

По личным же склонностям, врожденной интуитивности натуры, образному мышлению Б. А. Романов безусловно склонялся к направлению, возглавлявшемуся С. Ф. Платоновым (в орбите которого в то время находился и А. Е. Пресняков). Не случайно в его семинарии Б. А. Романов проработал больше, чем у других преподавателей — 3 года, а в семинарии А. С. Лаппо-Данилевского — всего один год.

23

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 22. Читать онлайн