ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 244. Читать онлайн

Жупелами стали «антипатриотизм», «низкопоклонство» перед «растленным буржуазным Западом», его наукой и культурой, «буржуазный объективизм», «буржуазный либерализм», «растленный космополитизм», которым противопоставлялись патриотизм в его крайних проявлениях и всевозможные «приоритеты» русской науки и культуры. При этом от деятелей науки требовали одновременно «разоблачения лживой версии о несамостоятельности русской культуры и науки» и борьбы против «идеализации» и «апологии» выдающихся деятелей науки прошлого, против «навязывания» научных традиций, восходящих к ним. С появлением в «Правде» от 28 января 1949 r. редакционной статьи «Об одной антипатриотической группе театральных критиков» борьба с антипатриотизмом и «растленным космополитизмом» приобрела явные формы (прежде несколько завуалированные) разнузданной травли деятелей культуры и науки еврейского происхождения, приведшей к изгнанию с работы, политическим репрессиям и завершившейся в конце 1952 — начале 1953 r. «делом врачей-отравителей».

Все эти акции преследовали двоякую цель. С одной стороны, Сталин стремился расколоть и изолировать интеллигенцию, духовная свобода которой представляла, по его убеждению, опасность для режима. По свидетельству писателя К. Симонова, на встрече Сталина, Молотова и Жданова с руководством Союза писателей СССР 14 мая 1947 r. фигурировал документ, который содержал требование начать борьбу с интеллигенцией, якобы преклоняющейся перед западной культурой.' Эта встреча происходила на фоне уже начавшихся после постановлений 1946 г. разоблачительных кампаний. С другой же стороны, Сталин принял решение завершить формирование новой государственной идеологии, основы которой были заложены еще в 30-х годах. Поворот от мессианства мировой революции к имперскости, демонстративному подчеркиванию роли «великого русского народа» как «старшего брата» других народов, к опоре на сильное государство и провозглашение прямой преемственности от «великих предков», в числе которых предписывалось числить не только Александра Невского, Дмитрия Донского, Александра Суворова, Михаила Кутузова, но и Ивана Грозного, свидетельствовал о том, что в качесзве основополагающей идеи выдвигался патриотизм с преимущественной опорой на численно преобладавшую нацию. Эта идея, однако, в условиях многонациональной страны не могла быть эффективной длительное время и представляла собой мину замедленного действия. И действительно, провозглашенная в

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 244. Читать онлайн