ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 393. Читать онлайн

сам, согласно наблюдению Д. С. Лихачева, «стремился про честь в памятниках XI — XIII вв. непосредственные, живые следы исторической действительности <...> к конкретному, до мелочей воспроизведению „жизни" XI — XIII вв. и, на стойчиво пересматривая источники, проделывает работу, близкую литературоведам»." Художественный эффект его книги состоял, как показал Д. С. Лихачев, именно в том, что «читатель воспринимает прошлое Руси как свое прошлое», поскольку «оно настолько приближено <...> к современному читател.о, что вызывает в нем сострадание к „среднему" человеку того времени, к Даниилу Заточнику, до „отказа хлебнувшему полынной горечи жизни" <...> к подневольному холопу или „свободному" смерду». Именно в этом «поразительный художественный эффект книги, а вместе с тем ее подлинный патриотизм»."

Образное, живое воспроизведение человека прошлого наиболее полно несомненно проявилось в книге «Люди и нравы древней Руси». Но и другие исследования Б. А. Романова, в том числе и те, которые были посвящены изучению истории нового и новейшего времени, характеризуются изысканным литературным стилем и художественной образностью. При этом, в зависимости от исследовательской задачи, Б. А. Романов прибегал к различным изобразительным приемам. В книге «Россия в Маньчжурии», в которой автор впервые в отечественной историографии предпринял монографическое изучение «недавнего прошлого», в частности политики России на Дальнем Востоке в конце XIX — начале ХХ в. в аспекте международных отношений, он считал необходимым, подобно А. Е. Преснякову (в его книге «Образование Великорусского государства»), прибегнуть к такому научно- литературному изложению, при котором, как отметил С. Н. Валк, «перед читателем развертывается текучая цепь фактов, следующих один за другим, как они определены изучением источников», и тем самым — к возведению непроницаемой плотины из фактов. Другое дело — книга «Очерки дипломатической истории русско-японской войны», в которой «ни мысль Б. А., ни ero литературная манера не были скованы» обилием «привлеченного к исследованию архивного материала»." Здесь автор использовал в том числе разнообразные чисто литературные средства, воссоздавал с их помощью яркие портреты исторических персонажей, «живых людей», густо «населявшию> его исследование, в необходимых случаях прибегал к драматизации повествования.

Б. А. Романов умел давать не только всесторонне, подробно и выпукло нарисованные характеристики, часто ока-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 393. Читать онлайн