ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 307. Читать онлайн

лилось и так все прыснули кто куда в кусты, что и не придумал бы, хоть и видывал виды. Самое назначение С. Н-ча редактором после всего мне почти безразлично (если не считать, что его с этим поздравить не могу), как и дальнейшая судьба моей работы, лишь бы меня ею больше не тревожили. Из-за нее, проклятой, я проболел и потерял столько времени, что мне едва ли будет управиться с моей работой над книгой»."

По возвращении Б. А. Романова из Сигулды в Ленинград обнаружилось, что принятые организационные решения по подготовке Судебников к изданию не сняли напряжения. Б. А. Романов писал Е. Н. Кушевой в этой связи: «Соприкосновение с Институтом раскрыло зажившую рану: говорят, И. И. (Смирнов. — В. П.) все еще не утратил надежды, что Б. Д. (Греков. — В. П.) откажется от идеи комментариев при Судебниках1!! Вероятно, назначение Валка его не удовлетворило, что ли! Мне это огорчительно только потому, что это означает, насколько интоксицирован И. И. идеей избавиться от вторжения в сферу Ивана Грозного посторонних элементов. Какой все-таки это яд — дух монополии и трепотня о критике и самокритике, пока дело не коснется тебя самого!я.

Между тем С. Н. Валк начал читать комментарий Б. А. Романова. «Из первого проходного разговора с ним», пишет Б. А. Романов Е. Н. Кушевой 30 августа 1950 г., выяснилось, что, по ero мнению, «25 страниц о происхождении Судебника „очень трудны"», «отчего бы не опубликовать это в виде статьи, очень „интересной" как исследование и т. п. Я предложил говорить по прочтении всего комментария. Вообще же принял решение — вся власть редакторскому карандашу, но никакой власти над моим писательским временем, которое мне необходимо для выполнения плановой работы. Больше „шутить" с этой последней (как в прошлом году, когда валял дурака, затратив полтора лучших месяца на расширение и исправление комментария по указаниям И. И-ча, ради того чтобы в июне получить замечание, что весь комментарий, оказывается, никуда не годится как комментарий) я уже не дам: из длинного короткое делайте сами! На то и существует редакторский карандаш: отродясь все редакторы так поступали, и я сам так действовал, редактируя большую „Правду" ».

21 сентября 1950 г. Б. А. Романов сообщил Е. Н. Кушевой, что состоялось очередное совещание, посвященное Судебнику 1550 г., и что ero комментарий отдан «Манькову на теоретическую ревизию, от которой он тщетно отбрыкивается под справедливым предлогом, что И. И. не находит там

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 307. Читать онлайн