ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 235. Читать онлайн

встречу интеллигентному читателю, не специалисту, чтобы приблизить к нему тему средствами, чисто литературными, а именно: во-первых, не отрывать <...> дипломатической низи от широкой ленты событий и происшествий (более близкой читателю) внутренней жизни страны и от живых людей, которые принимали участие в плетении и запутывании этой дипломатической нити, во-вторых, старался вести изложение в таком темпе, чтобы не ослаблять у читателя нарастания больших собьггий мирового значения». При этом Б. А. Романов особо подчеркнул, что «стремился избегнуть в изложении „жреческого тона", но, с другой стороны, в равной степени считал недопустимым пренебрежение к литературному оформлению результатов исторического исследования».'"

Б. А. Романов, таким образом, как и в случае с «Россией в Маньчжурии», рискнул осознанно вторгнуться в проблематику, непосредственно перекликающуюся с современностью, считая необходимым по-новому осознать эту связь. Казалось бы, новый труд, посвященный той же проблематике, что и книга 1928 г., — дальневосточной политике царизма в конце XIX — начале ХХ в., должен был стать как бы повторением пройденного. Но в действительности дело обстояло по- иному.

Сама постановка проблемы как «дипломатической истории» была новаторской. Термин этот означал для исследователя нечто большее, чем просто историю дипломатии, т. е. отношений между государствами. Посредством дипломатии, по Б. А. Романову, осуществлялась политика, которая в свою очередь базировалась на экономике. При таком понимании проблемы центр событий переместился с театра военных действий в тыл, в «кулисы и мастерские» дипломатии, где она, собственно, и создавалась, чтобы затем выйти на сцену и проявиться в своих внешних формах. Поэтому магистральная тема книги — история борьбы великих держав за раздел Китая, завершившейся русско-японской войной, рассмотрена в неразрывной связи с жизнью России и Японии, внутренней политикой российского правительства, ростом в России революционного движения, экономическим и финансовым положением идущих к войне государств. Такая постановка «дипломатической истории» отличала ее от дореволюционной историографии в практическом и теоретическом аспектах и в советское время была впервые осуществлена именно Б. А. Романовым.

Новым в «Очерках...» по сравнению с «Россией в Маньчжурии» стал анализ многотомных изданий дипломатических документов Англии, Франции и США — стран, прямо или

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 235. Читать онлайн