ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 26. Читать онлайн

ского, где «требовалась самодисциплина, упорное внимание, непрерывная работа ума без надежды на отдых в течение часа». В аудитории, отмечал Б. А. Романов, «царила какаято строгость; во время чтения она ясно сознавалась, как неумолимая»."

Именно эти впечатления о курсе лекций А. С. Лаппо-Данилевского привели Б. А. Романова в 1909/10 учебном году и в ero семинарий. Данный выбор был одобрен А. Е. Пресняковым, который, следя за работой своего ученика, с известной долей беспокойства писал: «Интересно, какую репутацию заработает Романов у Лаппо-Данилевского»." Но эти опасения оказались неосновательными. Уже в октябре 1909 r. Б. А. Романов выступил у него с докладом «Летописные известия о смердах с точки зрения истории прикрепления крестьян», а затем представил исследование «История кабального холопства»". В самом заглавии работы был некоторый вызов семинарским традициям: ведь, согласно им, рассмотрению должны были подвергаться отдельные разновидности актов и только. Этот аспект нашел отражение, но лишь в первой части доклада — «Формуляр служилой кабалы, ero видоизменения и образование формуляра 1680 г.». Вторая же его часть — «Главные моменты в развитии кабальной зависимости» — начиналась словами: «...предшествующие замечания мои носят характер служебный». Тем самым Б. А. Романов отвел дипломатике место вспомогательной дисциплины для исторического исследования, и в этом также содержался элемент вызова, поскольку, по представлению адептов школы А. С. Лаппо-Данилевского, «изучение акта переставало <...> быть единственным средством для более умелого прикладного ero использования», и «он начинал жить (в сознании участников семинария. — В. П.) <...> особою своей индивидуальной жизнью», с учетом которой ставилась «цель, новая для русской науки», — «дать живую историю акта», вследствие чего дипломатика могла приобретать «независимое значение»." К тому же к моменту чтения доклада Б. А. Романовым вышла в свет статья самого А. С. Лаппо-Данилевского, посвященная изучению служилых кабал," — и это поставило в деликатное положение и докладчика, и руководителя семинария. По свидетельству С. Н. Валка, участвовавшего в его обсуждении, «текст самого кабального исследования являлся сочетанием точности мысли и во многом литературной изысканности языка»." Б. А. Романов изучил около 700 изданных служилых кабал, составил графико-статистические таблицы, дававшие основы для суждений о движении общего клаузального состава этого

зз

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 26. Читать онлайн