ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 321. Читать онлайн

ровшихся против оккупационного режима»." А это была уже клевета, поскольку Копанев не проходил даже через советские фильтрационные лагеря и никогда не обвинялся орга нами безопасности в предательстве, о чем на запрос ЛОИИ был дан недвусмысленный ответ.

Относительно Б. А. Романова в этих документах сообща лось, что он «в 1930 г. был арестован и осужден по т. н. „академическому делу" на пять лет» за участие в антисоветской организации «Всенародный союз борьбы за освобождение России» («Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России». — В. П.) и «досрочно освобожден в 1933 r.»." Указано было и на то, что в вышедшей в 1947 r. книге «Люди и нравы древней Руси» он «представил извращенное понятие о культуре Киевской Руси», а в феврале 1949 r. в ЛГУ на чествовании ero в связи с 60-летием «дал ложную характеристику отношения общественности к старой профессуре»."

Что касается организационных выводов из факта «засорения кадров» ЛОИИ, то в этом вопросе обнаружились некоторые различия. Сидоров и Носов сообщали в ЦК: дирекция Института истории и партийная организация ЛОИИ, «учитывая эти данные биографий указанных сотрудников, но отмечая их деловые качества и научные труды, считают возможным в данное время использовать их на работе. В дальнейшем мы считаем целесообразным их постепенное замещение молодыми кадрами»." Секретарь же обкома Казьмин в письме Румянцеву ставит его в известность, что «руководству ЛОИИ <...> предложено в ближайшее время освободить от работы Копанева А. И.» (что сразу было исполнено) и просит заведующего отделом ЦК «поставить вопрос перед Президиумом АН СССР об освобождении от работы в ЛОИИ <...> Сербиной, Левина, Романова и Каллистова»."

Формулировкам решения комиссии ЦК партии был придан, как водится, более бесцветный характер. В записке Суслова, Михайлова, Румянцева, Несмеянова и Лихолата Маленкову предлагалось, чтобы Президиум АН СССР «в оперативном порядке» принял «меры по укреплению дирекции института и ero ведущих секторов»; ему поручалось «пополнить состав научных сотрудников квалифицированными работниками, в первую очередь по истории советского общества, освободив от работы в Институте лиц, не отвечающих требованиям, предъявляемым к работникам Академии

HgyK» 2г

В записке Румянцева Шаталину сообщалось, что «Президиуму АН СССР (и. Несмеянову и Топчиеву) поручено при-

зьв

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 321. Читать онлайн