ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 195. Читать онлайн

приятели по Ленуниверситету, а сотрудники разных инсппутов».

Что касается исследовательской работы в академических институтах, то, как казалось Б. А. Романову, «люди живут здесь старым паром»: «Ташкентских „достижений" я еще не видал», — писал он." Правда, сообщал Б. А. Романов, «здесь сейчас валяют дурака в пользу Колумба (в связи с 450-летием открытия Америки. — В. П.) — с Бахрушиным во главе»." Впрочем, отмечал он, «может быть, что-нибудь любопьггное и делается. Но оно для меня еще в латентном состоянии»." Б. А. Романова возмущала неразборчивость ряда приезжих ученых, в частности «эпидемическая защита диссертаций с очень узким кругом монополистов-оппонентов (по 200 р. за выход)», что вело к «проводу дрянных работ блатных молодцов» за «подачки в виде 40-часовых курсов в местном вузе», участие их «в деле», в котором они «не являются специалистами». «Единственно подлинно-заинтересовавшее» его «событие — <...> доклад старика Виппера о Плутархе и Евангелиях (написано 6 лет тому назад) — вот это мастерство!»."

На Б. А. Романова гнетущее впечатление производило неравноправное положение, в котором находились в Ташкенте ленинградцы по сравнению с москвичами. «Кто как сел, тот так и сидит, — писал он, — москвичи так, ленинградцы этак»," «здесь все для „своих", для москвичей; для чужих же — одни медоточивые слова»." И вообще — «здесь живешь и видишь, что ленинградской трагедии москвичи не понимают, а некоторые в тайниках души и ничего против того и не имеют», 4 «не понимают» они и «исторического значения Ленинграда!»." Б. А. Романов выражал при этом тревогу по поводу трагических утрат в среде представителей петербургско-ленинградской исторической школы: «Судите, что остается от ленинградской школы!»- писал он А. И. Андрееву." К нему же был обращен призыв в момент, когда Б. А. Романов обоснованно считал, что находится накануне гибели: «Держите знамя ленинградской школы вышеЬ>."

Сам он включался в творческую работу с большим напряжением сил. Не было необходимых материалов — «от „Русской Правды" здесь обрывки»," констатировал он. В библиотеке нашелся т. 13 «Полного собрания русских летописей», в котором напечатан фрагмент Никоновской летописи, и Б. А. Романов предпринял попытку вернуться к теме, которой он отчасти занимался в молодости: «Работаю над Грозным. Может, что и выйдет. Но это все на волоске»,"-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 195. Читать онлайн