ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 254. Читать онлайн

С. Н. Валка «Историческая наука в Ленинградском университете за 125 лет»4 говорилось, что она «преисполнена духом низкопоклонства перед старой буржуазной наукой в лице ее реакционных представителей».

Казалось бы, эти филиппики не имели никакого отношения к Б. А. Романову, но, во-первых, С. Н. Валк был ero товарищем студенческих лет, коллегой по работе в 20-х годах в Центрархиве и в послевоенный период — по ЛОИИ и историческому факультету ЛГУ, во-вторых же, уже на 20 апреля было назначено заседание Ученого совета исторического факультета, повестка дня которого предусматривала одновременное обсуждение этой статьи С. Н. Валка и книги Б. А. Романова «Люди и нравы древней Руси». Разумеется, это не могло быть случайным совпадением. Было ясно, что принято решение обоих авторов подвергнуть публичной экзекуции. Что касается С. Н. Валка, то его статья и сам автор стали объектами нападок в духе тех «установок», которые были изложены в газете «Культура и жизнь» и конкретизированы «многотиражкой».

Когда же дело дошло до книги Б. А. Романова, то заранее заготовленнь~й сценарий оказался нарушенным выступлением Д. С. Лихачева. Вероятно, в общих чертах он был знаком с элементами этого сценария. 'Ha это предположение наталкивает то обстоятельство, что Д. С. Лихачев уделил основное внимание наиболее опасным для автора книги возможным, пока еще анонимным, обвинениям, Он обратил внимание присутствовавших на то, что показ в книге тех людей древней Руси, «которые обороняли русскую землю», выходит за рамки ее темы, поскольку автор поставил перед собой задачу изобразить людей древней Руси в процессе классообразования, «в мирной обстановке», и «это художественно <...> исключает возможность показывать людей и нравы Руси в военной обстановке». Д. С. Лихачев сопоставил книгу Б. А. Романова с произведением «совершенно иного жанра» — комедией А. С. Грибоедова «Горе от ума», в которой русское общество также показано «не в военной обстановке», а русская армия олицетворяется «аракчеевским хрипуном» Скалозубом, хотя он и был героем Отечественной войны 1812 г.

В «аспекте <...> социальной структуры», говорил Д. С. Лихачев, «человеческое общество прошлого» с неизбежностью предстает «s известной мере <...> мрачным», будет ли это древняя Русь, «грибоедовская Москва или городок Окуров, русская провинция „Мертвых душ" или социальная действительность Ассиро-Вавилонии, или Китай в

247

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 254. Читать онлайн