ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 179. Читать онлайн

ки, задуманные первоначально как одна из глав коллективного труда, «далеко переросли размер, допустимый для этого издания, и, таким образом, выпали из его схемы»." В начале 1941 г. в письме к Н. Л. Рубинштейну Б. А. Романов подробно описал сложившуюся ситуацию. Он считал вполне реальной опасность новой высылки из города и потому осторожно отметил, что «пока вновь в Ленинграде». «Работал этот тревожный год (1940 г. — В. П.) очень много и не без интереса для 1 тома „Истории русской культуры". А из этой статьи-главы о людях и нравах домонгольской Руси вьппла целая книжечка о том же, ласкают надеждой, что напечатают и ее. В результате со всей этой работой покончено и в наследство осталось тягостное переутомление мозгов и нервной системы. Кочевой тарантас — неподходящая площадка для литературных упражнений и исследовательских инвенций. Тема была не тема, а вопль: дайте живых людей, чтоб камни заговорили. Теперь находят, что люди зажили и что камни говорят. Но, очевидно, это далось мне ценой внутреннего перенапряжения, и к старту 1941 r. я пришел без сил для дальнейшего бега <...>. Эскапада с „людьми" обращается и дальше на мою голову. Людей хотят и в III том истории культуры (XVI в.), и в историю Петербурга XVIII в. Можно подумать, что у меня пруд для разведения раков, которыми я могу торговать на все века, живьем! К сожалению, это вовсе не так. Налицо разрушительное действие подобных эскапад»."

Зто письмо свидетельствует о том, что опальный, по существу безработный ученый, преодолевая болезни и невзгоды, с минуты на минуту ожидая новых репрессий, не только не прекращал исследования, но вел их с все возраставшей интенсивностью, а ero труд становился все более и более востребованным. Несмотря на различные препятствия, которые власти чинили Б. А. Романову в ero жизни и в ero работе, 1940 год оказался для него не только особенно плодотворным в творческом отношении, но и ознаменовался для ученого важнейшим прорывом в другом отношении — произошла легализация ero имени. Так, с 1929 до 1939 r. он лишь один раз выступил в научной печати под своей фамилией- в 1934 r. в качестве автора рецензии, в 1939 г. вышел в свет второй том лекций А. Е. Преснякова с указанием на то, что его подготовил Б. А. Романов, а в 1940 г. кроме упоминавшихся учебного издания «Правды Русской», статьи в «Проблемах источниковедения» о жалованной грамоте вел. кн. Олега Рязанского Ольгову монастырю вышла в свет статья в авторитетнейших «Исторических записках», являвшаяся

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 179. Читать онлайн