ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 403. Читать онлайн

Откликнулся Б. А. Романов и на заседания, посвященные обсуждению периодизации истории СССР: «Первым шел доклад И. И. (Смирнова. — В. П.), вторым Предтеченского. Второго я не слыхал и не читал. Мнение публики — что А. В. (Предтеченский. — В. П.) очень хорошо критикнул И. И-ча в первой части и был очень слаб во второй, позитивной части. Доклад И. И. построен и задуман блестяще. В первой части собрано все, что можно было собрать по части периодизации у Ленина и Сталина, которые-де руководились политическими принципами — с упреком, что авторы „Вопросов истории" игнорировали это богатейшее наследие классиков, отчего и все их рассуждения порочны теоретически. Отсюда (не у И. И., а у публики) вывод, что, хочешь не хочешь, надо начинать (в журнале) все с начала, то есть с тщательного учета всего того, что уже решено в трудах наших классиков и что оспариванию не подлежит, а подлежит внимательному изучению. Опьгг применения такого изучения у И. И. представляет вторая часть его доклада, выдвигающая <...> схему членения феодального периода: 1) Киевское государство, 2) феодальная раздробленность, 3) централизованное государство, Иван П1 — 1613 г., 4) самодержавие с Думой и приказами, 5) то же ХЧ1П в. по Ленину. Может быть, я не очень точно уловил последние страницы второй части, но в заключительном слове И. И. <...> сделал упор на первой. Ему возражали многие, а некоторые вспоминали и „государственную школу". При всей моей симпатии к построению доклада И. И. у меня осталось два вопроса: 1) имели ли в виду классики, им цитированные, периодизацию истории России или Союза CCP?, и 2) не будет ли тем труднее создать и периодизировать историю СССР, чем отгоченнее будет создана периодизация истории России по рецепту И. И.? Я в дискуссии не участвовал, и так как никто этих двух вопросов не поставил, то я с ними так и остался сам с усам при своем недоумении» (Е. Н. Кушевой.

30 ноября 1950 r.). Это суждение Б. А. Романова явно перекликается с ero же высказыванием 1936 r. в изложении секретного сотрудника НКВД по поводу замечаний Сталина, Кирова и Жданова о конспекте учебника по истории СССР (см. вьппе, с. 155 — 157).

Большой интерес проявил Б. А. Романов и к докладу И. И. Смирнова о боярском мятеже 1553 г., состоявшемся в ЛОИИ 21 ноября 1951 г.: «Сам доклад был с выдумкой и с интересными подсчетами. Но там, где И. И. действовал с повязкой предвзятости, это торчало грубо. Например, так вьппло с Адашевым, который присягал с ближней думой на-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 403. Читать онлайн