ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 47. Читать онлайн

хивов было создано Главное управление архивным делом (Главархив). Ero руководителем стал член большевистской партии с 1917 г. Д. Б. Рязанов, отличавшийся широтой и самостоятельностью взглядов. В эмиграции он по поручению немецких социал-демократов занимался поисками рукописей Маркса и Энгельса, пытался осуществлять их первичную классификацию и имел вследствие этого некоторый практический опыт архивной работы.

Декрет был воспринят представителями «старой» школы историков как долгожданное решение, призванное стать основой для реформы архивного дела в интересах науки в целом, исторической науки — в частности. В. Н. Бенешевич даже назвал этот декрет «декларацией прав науки в архиве».'4 Именно поэтому С. Ф. Платонов ответил согласием на неожиданное для него предложение взять на себя руководство Петроградским отделением Главархива в качестве заместителя Д. Б. Рязанова. Несмотря íà ero резко отрицательное отношение к новым властям и неверие в успех социализма, С. Ф. Платонов с удивлением обнаружил, что на него «вдруг начался спрос». «Я встал рядом (и в согласии) с „левым с[оциал]-д[емократом]" и „революционным марксистом" Рязановым-Гольденбахом, который ведет <...> управление, — писал он 20 июля 1918 r. — Это ученый, порядочный и добрый еврей, революционер-теоретик, к которому все члены управления относятся с признанием и расположением. После упорной двухмесячной работы в Петербурге и Москве мы наладили Главное и два областных архивных управления <...> Благодаря уму и такту Рязанова дело попало в ученые руки, руководится коллегиями и руководствуется только интересами дела безо всякой политики. Много архивов спасено и охранено, много работников возвращено к делу и обеспечено. После суеты строительства чувствуешь себя удовлетворенным и не боишься дальнейших осложнений. Они, конечно, неизбежны. Но историки их не убоялись, и, слава Богу, все встали к делу»."

А. Е. Пресняков стал главным инспектором Петроградского отделения Глав архива, отвечающим за выявление, учет, охрану н размещение тех архивных фондов, которым грозило уничтожение. Вслед за ними в архив пришла блестящая плеяда их коллег и учеников, часть которых работала в университете, часть — в других учреждениях, в том числе и в средних учебных заведениях. Поэтому привлечение Б. А. Романова, Б. В. Александрова, С. Н. Валка, К. Д. Гримма, а затем П. А. Садикова, Е. В. Тарле, Б. Д. Грекова, С. Я. Лурье и ряда других исследователей

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 47. Читать онлайн