ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 84. Читать онлайн

сколько парализовать» «только строгая критика», и поэтому пытался противопоставить практике, при которой журнал (или ведомство), в частности «Красный архив», являясь «монопольным обладателем всех архивных сокровищ и властным хозяином „тайн" недавнего прошлого», волен «открывать эти тайны читающей публике и охранять их от взоров деятеля исторической науки — по своему собственному усмотрению»," свое собственное общедемократическое представление о свободе научного творчества на основе свободного доступа к архивным материалам и свободы печати.

При этом вряд ли Б. А. Романов был прав, когда писал именно о материальных побуждениях ведомства, мешавшего публикации ero работ. Он и сам пересмотрел это свое мнение. Как известно, вскоре после завершения гражданской войны начала формироваться новая историческая школа, основные постулаты которой были провозглашены М. Н. Покровским, получившим профессиональное образование в Московском университете. В противоположность принципам петербургской исторической школы, она основывалась не на анализе источников и установленных в результате него фактах, а на заранее заданной схеме, доктрине, теоретических построениях. Этим своим качеством новая историческая школа внешне походила на московскую, но теория, положенная в ее основу, бьша резко противопоставлена исторической науке дореволюционного периода, а следовательно, этой стороной — обеим школам: и петербургской, и московской. На смену гегельянству, позитивизму и неокантианству пришел марксизм в ленинской (а затем и сталинской) трактовке, в большой степени, правда, опиравшийся на спекулятивно интерпретированную диалектику Гегеля.

Вся история у М. Н. Покровского была жестко детерминирована теориями развития торгового капитала и классовой борьбы. Выросшая из недр революции и ожесточеннейшей гражданской войны, школа М. Н. Покровского перетолковывала не ею установленные факты в духе классовой ненависти и непримиримости, искала классовый смысл и побуждения в деяниях не только крупных исторических фигур, но и рядовых людей, отвергала государственность прежних эпох, национальные и общечеловеческие ценности, позитивный опыт прошлого, если речь не шла о борьбе пролетариата против буржуазии и царизма. Сам М. Н. Покровский и адепты его школы перенесли классовую борьбу и на сферу исторической науки, направив ее острие в условиях Петрограда — Ленинграда против петербургской исторической школы и ее представителей, которые подвергались третиро-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 84. Читать онлайн