ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 325. Читать онлайн

письме Г. В. Сидоровой от 30 марта 1953 г.: «Март был очень тяжек. По домоседству, я был весь во власти радио и своего сознания в 4-х стенах. Молодежи и здоровым, наверное, было не так беспрерывно тяжело — хотя бы за суетой собственных забот и дел. Меня совсем придавило к земле. И работа валилась из рук <...> Ваше хорошее письмо застало меня в утро после неспанной ночи, полной тревожных мыслей. Почвой для них тогда послужил слух (теперь подтвердившийся) о ликвидации ЛОИИ. Слух же этот моментально еще оброс и еще слухами, и в результате тревога, широко охватившая людей. Меня пытаются успокоить (добрые люди!). И внешне я держу себя в узде. Но для меня ясно, что это — „начало конца", которого остается покорно ждать, сжавшись, в формах, самых для меня бедственных. Угнетает, что я увлекаю за собой Лелю,з' которая, отработав всю войну на Ленфронте, демобилизовалась в 46 r, и не возобновляла гражданской медработы, став на страже моего напряженного труда. А теперь она потеряла стаж (тогда 25- летний), да и сил уже тех нет, какие требуются для акушерско-гинекологической работы. Судите сами, каким мраком это выглядит сегодня <...> Очень бы хотелось избавиться от ужасного гнета, висящего надо мной скоро как четверть века и составляющего нервный ствол твоей второй жизни. Если бы только могли себе представить, какой это ужас. Чем менее безнадежным становится мое медицинское состояние, тем более выступает безнадежность этого ужаса».

В письме Е. Н. Кушевой от 8 апреля 1953 r. Б. А. Романов рассматривзл проблему перемен в исторической науке в более общем плане, в частности в связи с уходом Б. Д. Грекова с поста директора Института истории АН СССР: «Начался новый период в судьбе Института истории, да и исторической науки. Выражение „засилье грековской школы", думаю, надо переводить не дословно, смысл в том, что Б. Д. (Греков.- В. П.), делая свое дело в области древностей, делая ero успешно, поддерживал и кадры, которые несли работу в этой сфере, а что касается времен новых, то, не мешая, умывал руки и предоставлял другим (кому?) делать это дело (и оно, конечно, не клеилось). Это умывание рук приводило и приводит в бешенство. И немудрено. Политика „невмешательства" не может почитаться у нас нейтральной. Й вот результат! Но все же это явление не местное, а всесоюзное. По-видимому, тут тоже потребуется некий сдвиг. А пока он не произошел, придется пройти болезненную зону переходного периода. Что мы родились не раньше и не позже, этого не переменишь».

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 325. Читать онлайн