ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 248. Читать онлайн

Обсуждение «Очерков дипломатической истории русско- японской войны» в Секторе истории СССР XIX — начала ХХ в. Института истории АН СССР все же состоялось (17 марта 1948 r.), и Б. А. Романов вынужден был отправиться в Москву по специальному вызову дирекции Института. Общий фон этого обсуждения был крайне неблагоприятным. Одновременно в течение нескольких дней на организованном Министерством высшего образования СССР совещании заведующих кафедрами истории СССР государственных университетов и пединсппутов при участии научных сотрудников институтов Академии наук, профессоров и преподавателей Академии общественных наук и Высшей партийной школы при ЦК ВКП(б) проходило обсуждение книги Н. Л. Рубинштейна «Русская историография», изданной за 6 лет до этого и высоко оцененной Б. А. Романовым. Н. Л. Рубинштейна шельмовали за то, что он, якобы отрицая самостоятельное значение русской исторической науки, указывал на ее западные истоки, антинаучно, нигилистически характеризовал достояние русской средневековой культуры (летописи), игнорировал советскую историческую науку как принципиально новый, высший этап развития мировой науки.4 Одним из основных докладчиков на этом «обсуждении» был А. Л. Сидоров, и начало заседания в Институте даже было задержано, так как здесь ero выступление планировалось первым.

А. Л. Сидоров приехал из МГУ, разгоряченный погромом, который был учинен Н. Л. Рубинштейну, и уже одно это могло предопределить характер обсуждения книги Б. А. Романова. Однако эти опасения были развеяны прежде всего самим А. Л. Сидоровым. Он отметил, что обращение автора к исследованию именно дальневосточной политики самодержавия вполне закономерно, так как Б. А. Романов «является автором широко известной книги „Россия в Маньчжурии", вышедшей 20 лет тому назад». Новая монография того же автора «написана на актуальнейшую тему и <...> имеет большой политический и исторический интерес». Она, по убеждению А. Л. Сидорова, не только «правдиво», но и «методологически верно дает объяснение нарастанию русско-японского конфликта и позиции, которую занимал целый ряд государств в этом вопросе», а «прослеженные автором методы проникновения влияния России на Дальний Восток» с особенной ясностью подчеркивают «ошибочность концепции Покровского». А. Л. Сидоров особо отметил, что Б. А. Романов «сумел установить неразрывную связь русско-

241

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 248. Читать онлайн