ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 219. Читать онлайн

Процесс феодализации, как показал Б. А. Романов, захватывает и ремесло, но также довольно поздно. Он обратил внимание, в частности, на «позднее появление ремесленника в домениальном уставе» (именно в ст. 15 «Пространной Правды»), тогда как «Краткая Правда» «его не знает».

Значительное место уделено Б. А. Романовым не только представителям господствовавших верхов, но и низшим категориям феодализировавшегося социума, как находившимся в различной степени зависимости, так и принадлежавшим к «свободным» слоям населения. Древнейшая форма зависимости на Руси — рабство. В рабской зависимости от землевладельцев находились челядины-холопы: «раб — это непременная принадлежность быта „свободных "», первоначально именно быта, «а не обязательно сельскохозяйственного производства»." Б. А. Романов рисует впечатляющую картину «внутренней работорговли с довольно быстрым оборотом», при которой челядин выступает в качестве предмета «целевых покупок для личной эксплуатации». Это — «раб, осевший, в конце концов, во дворе или хозяйстве своего господина»," холоп, который «прочно вошел <...> в состав „челяди", „дома" своего свободного господина»."

Подробно рассмотрел Б. А. Романов и правовое положение холопа. Так, «господин волен был распоряжаться жизнью своего холопа абсолютно по собственному усмотрению», при этом «на бытовом языке холоп — <...> „скот"».'4 Полнота власти господина над холопом — «пережиток патриархального рабства», целиком принятый и церковью. «Отсюда, казалось бы, вытекало, — пишет Б. А. Романов, — что раб — это instrumentum чоса1е, неодушевленный предмет, только обладающий даром речи; отсюда отрицание за ним каких бы то ни было прав личности, гражданской дееспособности. Ero свидетельские показания не имеют никакой силы <...> Он не имеет никакой собственности и не подлежит каким-либо государственным штрафам <...> За него отвечает господин и, разумеется, волен восполнять издержки, связанные с этой ответственностью, за счет раба».

Жизнь, однако, «делала свое дело, а эта идеальная (и не специфически русская) правовая конструкция подтачивалась ею настолько, что само же право вынуждено было искать компромиссного выхода из создавшегося здесь противоречия». ' Б. А. Романов показал, что «холоп слишком заполнил повседневный бьгг господствующего класса, чтобы без него можно было обойтись даже в запретных для него по закону житейских положениях»." Поэтому холопы в исключительных случаях были свидетелями в тяжбах между сво-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 219. Читать онлайн