ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 62. Читать онлайн

личеством слушателей, — отмечал Н. И. Кареев. — Не только во время гражданской войны, но и позднее, когда дела заметно поправились и аудитории стали наполняться, всетаки и профессора, и студенты зимою сидели здесь в теплом верхнем платье, в шапках, в валенках или в другой теплой обуви. Не до учения было и молодежи, большая часть которой до четырех часов дня была где-либо на службе и на других заработках, вечерние же занятия не всегда были возможны, потому что очень часто не было никакого освещения»." В годы гражданской войны университет понес невосполнимые потери: умерли такие корифеи науки, как А. А. Шахматов, А. С. Лаппо-Данилевский, М. А. Дьяконов, Б. А. Тураев, В. В. Радлов, многие другие.

И все же профессора и студенты, заинтересованные в получении полноценного образования, стремились найти такие формы обучения, которые помогли бы в какой-то степени преодолевать возникшие в условиях гражданской войны и разрухи препятствия. Как вспоминала Н. С. Штакельберг, <<понемногу образовалась традиция перенесения лекций и занятий на квартиру того нли другого профессора, что многих очень скоро познакомило друг с другом и сблизило. Работали на дому у профессоров А. E. Преснякова, А. И. Заозерского, М. А. Полиевктова, И. М. Гревса, О. А. Добиаш-Рождественской и многих других. Почти все профессора историко-филологического факультета (в том числе А. Г. Вульфиус, М. Д. Приселков) принимали экзамены у студентов и обсуждали с магистрантами их работы тоже у себя на дому».'4

Служба в архиве была для Б. А. Романова важна сама по себе как объект приложения ero сил и энергии, не находивших применения в предшествующие годы. Но он шел туда, рассчитывая именно там возобновить свою научную работу. Однако в тяжелых условиях гражданской войны и «военного коммунизма» это было едва ли возможно. Кроме того, лавина дел, захлестнувшая всех сотрудников архива в первые годы архивного строительства, не оставляла времени для углубленного творческого труда. Начавшаяся в 1919 r. преподавательская деятельность в университете также потребовала значительных усилий. Таким образом, тяга к научному, исследовательскому творчеству, нарастая, не находила осуществления.

Для реализации этого стремления Б. А. Романову необходимо было решить для себя по меньшей мере две задачи:

63

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 62. Читать онлайн