ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 385. Читать онлайн

высказал мнение, что ошпь «настало время заняться источниковедческими экскурсами вокруг» этой проблемы, выразив убеждение, что «на этом пути явятся кое-какие новые факты» (Е. Н. Кушевой. 15 декабря 1953 r.).

Б. А. Романова неизменно увлекало «„чувство нового" при пересмотре сплошь старого, иногда затасканного материала», в силу чего в его руках «мертвый прежде документ» неожиданно оживал. Его интерес «к новому и неведомому» постоянно, по мере углубления в ту или иную проблематику, нарастал. Д. С. Лихачев справедливо заметил, что Б. А. Романов, используя «хорошо известные источники <...> ставит этим источникам такие вопросы, которые им еще не предлагались»," и тем самым не только раскрывает их информативные возможности, но и показывает резервы человеческого мозга и исследовательской техники, позволяющие углубляться в прошлое. В то же время Б. А. Романов проявлял при этом крайнюю осторожность и даже бдительность. Он подчеркивал, что обращение, например, к «литературным памятникам древности с прямыми требованиями прямых ответов на прямые вопросы, которые интересуют историка, но чужды старому автору, — угрожает утратой исторической, жизненной правдивости построения, утратой должной перспективы»." Такого рода «литературные повествования <...> не застрахованные часто от плеоназмов (pars pro toto)," учетверения терминов, повторений, недомолвок, нельзя трактовать» строго логически. '

Это глубокое понимание характерных особенностей разных эпох и различных источников, признание их неисчерпаемости для исторической реконструкции и в то же время специфичности познавательных потенций отдельных их видов позволяли Б. А. Романову, проявляя поразительную проницательность и применяя все новые и новые приемы их анализа, не выходить за пределы реалистической их интерпретации. «Реализм мышления», считал он, такая черта, без которой «не может быть историка» (Е. Н. Кушевой.

30 октября 1950 г.), решающего задачу — заставить исторические источники «заговорить <...> на языке жизненной правды» и тем самым попытаться отобразить многообразие «реальной жизни»." Свои исследования «недавнего прошлого», в частности экономических и социально-политических проблем, Б. А. Романов неизменно ставил на твердую реалистическую почву, не принимая манеру изложения, которой были присущи «причитания», «воздыхания» и «выражения печали».

332

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 385. Читать онлайн