ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 390. Читать онлайн

это было с привлечением изданной еще в середине XIX в. Оболенской боярской книги 155б г. для воссоздания помещичьих денежных бюджетов и объяснения, опираясь на них, причин введения статьей 7S Судебника 1550 г. 15-рублевого максимума при оформлении служилых кабал."

Эксперименты, искусные комбинации ранее известными и новыми приемами, стремление «дышать обоими „легкими" всякой исторической работы», сочетая «зоркость наблюдения при изучении текста» «с обобщающим осмыслением наблюденной в источнике (и в исторической жизни) всякой характерной мелочи», были генеральной линией поиска Б. А. Романова. Повышенное внимание «к так называемым „мелочам "» не было случайным, поскольку он считал, что «пренебрежение ими мстит исследователю тем, что оставляет его без настоящих улик». Благодаря этому приему Б. А. Романов сумел, в частности, «уловить» в Судебнике 1550 r. «мельчайшие следы» социально-политической борьбы в 50-х годах XYI в.

«Мелочи» для него были интересны не только, а во многих случаях не столько сами по себе, сколько в качестве орудия проникновения в ткань реальной жизни. Внимание к ним вообще было присуще «школе». Так, в написанном в 1917 г. А. С. Лаппо-Данилевским отзыве об ученых трудах П. Б. Струве с одобрением отмечалось, что автор прибегал к <асропотливым мелочным изысканиям», «пренебрежительное отношение к которым так еще распространено, к сожалению, в кругу наших ученых обществоведов, свидетельствуя о недостаточно строгой научной школе»." Но для Б. А. Романова «мелочи» служили инструментом особого рода: «Я тут работал,- писал он, — осознанно примененным и излюбленным приемом пристального рассмотрения мелочей на широком фоне — не с тем, чтобы разглядеть мелочи, а чтобы показать, что кроется за этим фоном». В несколько модифицированном виде сформулировал он эту же мысль в другой раз: «Здесь я работал осознанно выбранным и любимым моим приемом рассмотрения мелких конкретностей с одновременным охватом широкого фона — с тем, чтобы разглядеть как раз то, что скрывается за фоном, а вовсе не то, во что всматриваешься».

«Страсть к поискам связей между массой фактов — давняя моя страсть, — писал Б. А. Романов. — Она очень облегчила мне работу над „людьми и нравами"! Эппл же приемом я работал и тут (при подготовке второго издания «Очерков дипломатической истории русско-японской войны». — В. П.) <...> Этот прием — в высшей степени изнурительный <...>

387

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 390. Читать онлайн