ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 123. Читать онлайн

Эти карательные и административные меры были связаны с тем, что в процессе «чистки» в учреждениях Академии (рукописный отдел БАН, Пушкинский Дом, Археографическая комиссия) стало известно о хранении в них так называемых политических документов. Особенно большой шум возник из-за обнаружения подлинников отречения от престола Николая П и его брата Михаила, документов партии эсеров, ЦК партии кадетов, А. Ф. Керенского, П. Б. Струве, личного архива бывшего шефа жандармов В. Ф. Джунковского, списка членов Союза русского народа. Так началась знаменитая «архивная история».'

Разумеется, и она имела ярко выраженную политическую окраску, но подспудно, усилиями высших партийно-чекистских структур, эта «архивная история» была преобразована в сфабрикованный следственный процесс, целью которого стало, посредством выдвижения против главным образом ленинградских ученых-гуманитариев (историков прежде всего) обвинений в создании контрреволюционной организации, связанной с интервенционистскими кругами на Западе, большевизировать Академию наук, поставив ее на службу режиму, и вытеснить из исторической науки представителей старой школы, взамен которых Комакадемия и Институт красной профессуры готовили свои новые кадры. Разумеется, эта акция не была изолирована от общих тенденций в политике властей. Наступление на дореволюционную интеллит.енцию усилилось вместе со сворачиванием нэпа. «Дело лицеистов», «Дело космической академии», «Дело краеведов», «Шахтинское дело», «дело» философского кружка «Воскресенье» предшествовали репрессиям, направленным против сотрудников академических учреждений. Одновременно с ниии Сталин дал указание фабриковать «дело» так называемой «Промпартии», «дело» так называемой «Трудовой крестьянской партии», «дело» преподавателей Военно-морской академии, «дело» «Спилки вызволения Белоруссии», «дело» Всеукраинской академии наук. Затем, в начале 30-х годов, возникло «дело» славистов, «дело» литераторов и т. д. Эти следствия- близнецы, как правило, заканчивались вынесением внесудебных приговоров («тройками», Коллегией ОГПУ), и только «дело» «Промпартии» завершилось сфальсифицированным судом.

Момент перерастания «архивной истории» в один из крупнейших следственных процессов — «Академическое дело» — фиксируется решением Особой следственной комиссии, образованной политбюро ЦК ВКП(б) в составе руководителя комиссии по чистке АН СССР, члена коллегии Нар-

124

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 123. Читать онлайн