ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 342. Читать онлайн

„все к лучшему" — должна быть применена к моему случаю. Полной неожиданностью это для меня не стало: нож надо мной был занесен еще с осени 1948 r. (в пределах видимого на поверхности). Весной этого года он должен был опуститься, но „не вышло оказии"; сейчас она вышла запоздалой по советским законам <...> Как это ни странно, от меня не отняли исторического кружка; спецсеминары на 111 курсе отменены, и у меня осталось с прошлого года два волонтера <...>, желающие заниматься у меня и XVI веком. Мое отчисление на них не подействовало пока, и они упорствуют. Это побудило меня не отказаться вовсе от университета и остаться на почасовом положении, поскольку об этом просил Мавродин. Конечно, все это кончится в будущем году само собой, но до будущего года надо еще дожить! А горечь пройдет, как „проходит все"» (Е. Н. Кушевой. 13 октября 1950 r.). Из письма Б. А. Романова А. Л. Сидорову от 30 декабря 1950 г. становится ясным, что в оставлении за ним исторического кружка сыграл свою роль и другой фактор: «Тут меня не отпустили студенты-основатели кружка. Аномалия, которую я принял как таковую».

С середины следующего (1951/52) учебного года к Б. А. Романову пришел и стал работать студент-четверокурсник, специализировавшийся на проблемах международных отношений в конце XIX — начале ХХ в. Вскоре, переменив тему, ушел к другому руководителю один из двоих студентов, специализировавшихся по проблемам русского средневековья. Итак, в 1953 г. защитили дипломные сочинения двое учеников Б. А. Романова, и на этом его связи с Ленинградским университетом окончательно порвались.

Ученый болезненно переживал кажущуюся ему возможность отдаления учеников, связаннуо с некоторыми формальными обстоятельствами — окончанием ими университета, аспирантуры. Вопреки этим опасениям Б. А. Романова, круг его учеников хотя становился все более узким, но не распался, а замкнулся на пятерых (разных годов поступления на исторический факультет) — P. Ш. Ганелине (1945 г.), Н. Е. Носове и А. А. Фурсенко (1946 r.), Б. В. Ананьиче и В. М. Панеяхе (194& r.).

«Короткая, но блестящая преподавательская работа Б. А. Романова в Ленинградском государственном университете, — писал Д. С. Лихачев, вместе с ним работавший на историческом факультете, — заслуженно принесла ему славу одного из лучших преподавателей <...> и позволила ему воспитать целый ряд талантливых исследователей как древней, так и новейшей русской истории»."

ззя

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 342. Читать онлайн