ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 417. Читать онлайн

нял выступление Аркадия Райкина, очень эмоционально отзываясь на отдельные номера.

Б. А. Романов обладал ясным и сильным умом, но вместе с тем чувство играло большую роль в восприятии им не только искусства, но явлений реальной жизни. У него была тонкая и легко возбудимая нервная система, повьппенная впечатлительность. Один из ближайших друзей Б. А. Романова С. Н. Чернов еще в 20-х годах отмечал, что он склонен делать из мухи слона, а это при складывавшихся обстоятельствах нередко вело к нервным срывам. В то же время природная эмоциональность, экспрессивность, импульсивность, впечатлительность придавали его облику и поведению особый артистизм и легкий налет экстравагантности. Аристократическая внешность Б. А. Романова органически соответствовала его манерам поведения, естественного и непринужденного. К нему вполне применимы его же слова, адресованные А. С. Лаппо-Данилевскому, о властно очерченном зрительном образе. Все это в совокупности разрушало рамки обыденности и придавало Б. А. Романову как личности черты особой непохожести на кого-либо из ero современников, своеобразной оригинальности.

Артистичность натуры Б. А. Романова неожиданно проявилась при особых обстоятельствах и, так сказать, впрямую — в концлагере, где он участвовал в самодеятельном спектакле, поставленном, как его шутливо называли, «Большим Академическим Май-губским художественным театром» (в Май-губе располагался концлагерь).

Психологический тип личности Б. А. Романова выражался также и в том, что он обладал особой интуицией, отнюдь не только профессиональной, но и проявляющейся в обыденной жизни. Многие ero догадки и предположения поражали редкой проницательностью, а прогнозы — исключительной степенью сбываемости.

Б. А. Романову было свойственно трагическое восприятие жизни, хотя мне трудно определить, была ли это изначальная черта характера илн приобретенная под влиянием драматических обстоятельств. Во всяком случае, еще в середине 20-х годов, до ареста Б. А. Романова, С. Н. Чернов считал, что он не умеет жить, имея в виду именно внутренний трагизм как состояние души. При этом Б. А. Романов был наделен большим чувством юмора. Он умел в повседневной жизни увидеть смешные стороны, рассматривая их под неожиданным, парадоксальным углом зрения. Но в то же время его сарказм отличался едкой остротой, порой беспощадной.

414

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 417. Читать онлайн