ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 416. Читать онлайн

стоевского, избегал в конце жизни перечитывать ero романы. Зато о произведении А. И. Герцена «Былое и думы» говорил, что оно полно свежести, озона. Странным образом он был равнодушен к поэзии, естественно выделяя А. С. Пушкина: «Пу1пкин есть Пушкин!»,

В детстве и отрочестве Б. А. Романов с удовольствием брал уроки игры на фортепьяно и достиг, как об этом говорила ero жена, очень больших успехов. В ero кабинете стояло пианино, и он до ареста в январе 1930 г. любил музицировать. Однако после возвращения из концлагеря произошел психологический слом, и Б. А. Романов с тех пор ни разу не садился за инструменг. Но он по-прежнему любил камерную и симфоническую музыку и нередко посещал филармонические концерты. Когда же ввиду болезни Б. А. Романов перестал ходить в филармонию, то приобрел проигрыватель, стал покупать пластинки с записью классиков русской и мировой музыкальной культуры и, отдыхая, с удовольствием подолгу слушал их. Б. А. Романов очень высоко ценил исполнительский талант С. В. Рахманинова, а из новых пианистов — С. Т. Рихтера, хотя отдавал предпочтение первому. Ero вкусы были устоявшимися, но не застывшими. Так, побывав на балете Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта», Б. А. Романов писал: «...вьппе <...> прокофьевского творения я ничего не знаю (в музыке)» (Е. Н. Кушевой. 18 марта 1954 r.). В этом сиюминутном отклике проявились непосредственность и эмоциональность его восприятия.

Б. А. Романов с молодости был страстным театралом. Он видел едва ли не все постановки старого Московского художественного театра, который, на его взгляд, был эталоном этого вида искусства, да и после революции не пропускал ero гастролей в Петрограде-Ленинграде. В Петербурге Б. А. Романов часто посещал спектакли Александринского театра, особо выделяя актрису Марию Савину, талантом которой был увлечен и часто возвращался к рассказам о ней. Высоко ценил он и Веру Комиссаржевскую. Не чужд Б. А. Романов был и интереса к балетному искусству. Его покорило выдающееся дарование Галины Улановой, о чем он писал 18 марта 1954 r. Е. Н. Кушевой: «Если Вы не видели Улановой, то необходимо пойти: такой Джульетты больше не будет». Парадоксальным образом относился Б. А. Романов к кинематографу. Он не признавал современных фильмов, звукового и цветного кино, но с удовольствием вспоминал о старых немых лентах с их трюками и кунштюками. Возможно, именно потому он с восторгом воспри-

413

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 416. Читать онлайн