ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 67. Читать онлайн

Применительно к исторической науке та ее часть, которая работала в учреждениях Академии наук, сохранявшей до l929 г., несмотря на государственное финансирование и давление властей, некоторые элементы все убывающей автономии, была сторонницей соблюдения старых, прочно yrsepдившихся норм жизни науки, не желавшей принимать во внимание новые реалии не только установившегося режима, но и самой жизни. Эти ученые, в частности, отрицательно относились к вторжению новой проблематики, расширению хронологических рамок исследований и включению в них даже второй половины XIX в., не говоря уже о ХХ в. Другая ее часть, по преимуществу молодые ученые, но не только они, не соглашалась с этими ограничениями, считала их устаревшими.

Одним из первых среди них был Б. А. Романов. Но чтобы реализовать свою мечту — возобновить исследовательскую работу и публикацию ее результатов, ему надо было выработать такое политическое поведение, которое свидетельствовало бы о ero лояльности новой власти. Вероятно, рецензия на сборник документов о брестских переговорах была шагом и в этом направлении.

Конечно, Б. А. Романов в этой своей позиции не был одинок. Примером для него, как и прежде, служил А. Е. Пресняков, который в том же 1920 r. в том же журнале и в том же ero номере выступил со знаменательной и нашумевшей статьей «Обзоры пережитого». Констатировав, что человечество переживает беспрецедентно «глубокий и всесторонний кризис», бурно завершающий «вековое перерождение общественных отношений и давно начавшийся распад основных форм старой культуры», он пришел к выводу, что «ходкая тема „пересмотра всех ценностей"» стала «подлинной трагической реальностью». А. Е. Пресняков увидел, что «на развалинах изжитой», с его точки зрения, «старины вырастает новая жизнь». Одной из характернейших особенностей «нашей революции», и самой существенной, как считал А. Е. Пресняков, было «ее все нараставшее „углубление "», обусловленное «планомерным подчинением стихийной игры революционных сил сознательному партийному руководству, которое, покоряя эти силы и дисциплинируя массы, достигло крупных результатов в форме так называемой „диктатуры пролетариата" и всемерно стремится расширить и укрепить свою базу пробуждением и культивированием сознательности в этой народной массе»; в преодолении стихийности и состоит «основная задача революционной эпохи». С другой стороны, «в массе населения, впервые пробужденной

6S

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 67. Читать онлайн