ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 362. Читать онлайн

многоглаголании». А. И. Сорокин обвинил Б. А. Романова и в том, что в его «труде много т<ак> н<азываемого> объективизма, беспартийного отношения к событиям и людям». Рецензия изобиловала вульгаризмами, оскорбительными для автора книги, такими, как «ерунда», «пшик». В заключение рецензент пришел к выводу, что, «увеличившись в объеме по сравнению с изданием 1947 г. вдвое, труд т. Романова не стал от этого лучше».'

Б. А. Романов был не столько расстроен, сколько раздосадован и возмущен этой рецензией. Ее содержание было настолько одиозным и безграмотным, что ему не стоило больших трудов написать ответ, в котором отвергались все основные претензии рецензента. Свое первое впечатление Б. А. Романов выразил словами «? черная сотня?», которые он написал карандашом поверх пассажа о Бобрикове. С другой стороны, эта рецензия не могла не воскресить в памяти Б. А. Романова атмосферу 1949 — 1953 rr. и обвинения в антипатриотизме и буржуазном объективизме, которые были выдвинуты против него и в связи с книгой «Люди и нравы древней Руси», и, хотя и в меньшей степени, в связи с первым изданием «Очерков дипломатической истории русско- японской войны».

Поэтому ученый пцательно готовил свой ответ, который он адресовал дирекции Института истории. Были написаны 2 ero варианта — пространный и краткий. Последний и стал официальным документом, а ero неподписанная копия была представлена и в Издательство АН СССР.

О своем отношении к рецензии генерала Сорокина Б. А. Романов написал решительно и определенно: «...рецензент и я стоим на диаметрально противоположных позициях», так как он взял «на себя роль апологета национальной шовинистической политики», тогда как автор книги пытается «создать своему читателю <...> настрой беспощадный и критический ко всем проявлениям феодальной и буржуазной реакции, воплощенной в доживающем свои исторические сроки царизме», что «неизбежно» должно «раздражать и приводить в негодование поклонников бобриковщины всех видов». Именно в результате этой «идейной настроенности» рецензент, по убеждению Б. А. Романова, оказался не в состоянии дать «научную рецензию», «научно-обоснованные советы <...> в сфере, где они автору могли бы быть полезны — в сфере военно-исторической». К тому же «рецензент явственно испытывает слабость к сюжетам батальным и отвращение к сюжетам дипломатическим», вследствие чего «его приговор второму изданию „Очерков" носит просто непристойный ха-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 362. Читать онлайн