ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 381. Читать онлайн

прежде всего профессионалом-практиком. Правда, однажды в предисловии к книге «Люди и нравы древней Руси» Б. А. Романов сформулировал ряд методологических принципов, обобщающих его собственный опьгг работы с источниками, восходящими к раннему периоду истории Руси, тонкий и мастерский анализ которых позволил ему вступить в диалог с прошлым и тем самым преодолеть, казалось бы, непреодолимые барьеры, отделяющие это прошлое от настоящего.

Поэтому противоположные точки зрения, высказанные Б. С. Кагановичем и А. Я. Гуревичем, по поводу отношения Б. А. Романова к методологии равным образом представляются мне односторонними и не опирающимися на твердые основания. Б. С. Каганович привел со ссылкой на анонимного свидетеля слова, якобы как-то связанные.c Б. А. Романовым: «Заниматься методологией — то же, что доить козла». Автор не связал это высказывание с навязшей у всех на зубах «марксистско-ленинской методологией».' Ему тут же возразил А. Я. Гуревич, указавший на то, что слова Б. А. Романова, автора замечательной книги «Люди и нравы древней Руси», «следует понимать в контексте идеологической ситуации сталинской эпохи, когда под словом „методология" подразумевалась определенная догма, отступление от которой неукоснительно каралось».' Но, быть может, Б. А. Романов и оба вступивших в дискуссию уважаемых историка — каждый из них — вкладывали разное содержание в понятие «методология», равным образом отличное, разумеется, от догматического?

Преобладающее влияние на формирование Б. А. Романова как историка-профессионала оказала та ветвь петербургской исторической школы, которая восходила к В. Г. Васильевскому и была представлена прежде всего С. Ф. Платоновым и особенно А. Е. Пресняковым. Непосредственный учитель Б. А. Романова, историк «необычайно глубокого образования и разносторонних интересов», осторожный, вдумчивый и чуткий критик древнерусских текстов, обладавший острым критическим глазом и пытливой внимательностью «ко всему, что им самим не было замечено и что давало бы ему повод еще и еще раз пересмотреть, казалось бы, „решенный" для него sorrpoc», всегда оставался для Б. А. Романова наибольшими авторитетом, с мыслимой оглядкой на которого он работал на протяжении всей своей творческой жизни.

Б. А. Романов считал, что именно под руководством университетских учителей у него выработалась «острота и

378

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 381. Читать онлайн