ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 402. Читать онлайн

СССР, не может идти в сравнение даже с „Гераклитовыми" и во многих случаях имеет возможность тотчас после „нахождения находки" передать ее для научного осмысления своему сотруднику — что и является зачатком комментария к тексту».

Б. А. Романов неуклонно придерживался изложенных им идей, относящихся к задачам археографии. Они основывались на его собственном опыте издания источников, приобретенном еще в 20-е годы, которые до сих пор оцениваются современными археографами как образцовые, и обогащенном работой над изданиями «Правды Русской» и Судебников ХЧ — ХЧ1 вв. Поэтому он столь же решительно высказался по дискуссионному вопросу, связанному с подготовкой правил публикации законодательных актов второй половины ХЧ1 — первой половины ХЧП в. Ленинградские археографы, которым было поручено осуществление этого издания, придерживались точки зрения, согласно которой их следует размещать в строго хронологической последовательности, невзирая на то что эти акты сохранились, как правило, в составе указных книг приказов. Московские же коллеги, от которых тогда зависело окончательное решение, твердо стояли на том, что печатать можно указные книги только в целом. Между прочим, этот затянувшийся спор стал одной из причин временного прекращения работы над изданием, который разрешился только с приобретением ленинградским филиалом института большей самостоятельности, что и привело к публикации законодательных актов в соответствии с разработанными ero сотрудниками правилами.

Б. А. Романов высказа свое мнение в обычной для него образной форме: «У меня своя твердая точка зрения на этот предмет — не схожая ни с москвичами, ни с ленинградцами. Обе стороны болеют здесь неизлечимой болезнью снобизма и пере-„павлиньей"-учености <...> Я же держусь требований покупателя (не сноба из очереди на подписные издания, а читателя). И очень боюсь, что за вялыми разговорами на календарно-канцелярские темы ученые снобы позабудут о богатой палитре шрифтов <...> и о том, что читатель будет издание читать своими рабочими глазами, а не нанизывать его на хвост в честь и память покойного Ивана Андреевича (как было с «духовными»)» (Е. Н. Кушевой. 14 апреля 1954 r.). Как видим, и через 3 года Б. А. Романов не забыл о неудачном, с ero точки зрения, издании духовных и договорных грамот и, как и прежде, выступил, исходя из интересов «читателя-потребителя».

399

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 402. Читать онлайн