ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 276. Читать онлайн

над студенческими письмами и телеграммами. Нервы никуда не годятся и не выдерживают действия молодых искренних слов. Это пугает меня, как я выдержу испытание публичной экзекуцией, на которую намекнули мне вчера».

Эта «экзекуция», т. е. официальное чествование в университете, состоялась 26 февраля, едва только Б. А. Романов оправился от очередного спазма мозговых сосудов. Самая большая (50-я) аудитория исторического факультета была заполнена многочисленными ero почитателями — студентами и аспирантами, настоящими и бывшими коллегами по университету, Академии наук и другим научным и учебным заведениям. При появлении юбиляра все встали и долго приветствовали ero аплодисментами. Доклад о жизненном и творческом пути Б. А. Романова сделал Д. С. Лихачев. Много было выступавших с приветствиями. От ректората тепло приветствовал Б. А. Романова проректор университета М. И. Артамонов. С особым энтузиазмом поздравляли юбиляра студенты. Как вспоминает А. А. Фурсенко, тогда третьекурсник, юбиляр во время приветствий «терял над собой контроль», «постукивал машинально рукой по столу, и слезы лились из ero глаз»."

В заключение выступил сам Б. А. Романов. Он произнес явно экспромтом, в обычной для него импровизационной манере пространную, блестящую по форме и чрезвычайно рискованную по тем тяжелым временам речь, «выслушанную присутствовавшими в оцепенении»." Б. А. Романов рассказал о своей жизни, о своем понимании того, как развивалась и развивается историческая наука после Октябрьской революции, о тяжелой судьбе историков ero поколения. Как вспоминает В. Л. Шейнис, занимавшийся у Б. А. Романова в семинарах на первом и втором курсах (в 1948 — 1950 гг.), присутствовавший на юбилейном заседании, он, в частности, говорил о том, что всю жизнь чувствовал себя гвоздиком, вбитым в стену разоренной и опустошенной квартиры прежним ее хозяином, которую новый хозяин начинает обживать и прикидывает: то ли выдернуть ero, то ли приспособить как-то, может быть, повесить картину или зеркало (В. Л. Шейнис — В. М. Панеяху. 7 августа 1999 г.). Завершил же Б. А. Романов свое выступление демонстративным выражением удовлетворения хотя бы тем, что он в качестве «винтика» принес отечественной науке какую-то пользу. Он также сказал, что сегодня получил телеграмму от своих учеников, из которой понял — жизнь прожита не зря. Это упоминание о «винтиках», о которых в одном из своих выступлений оскорбительно говорил Сталин применительно к npo- m

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 276. Читать онлайн