ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 116. Читать онлайн

было в том, что еще с (927 г. началась подготовка к очередным академическим выборам, намеченным на январь !929 ã. Она была ознаменована беспрецедентным давлением партийно-советских властей, стремившихся провести в состав академиков членов большевистской партии и тем самым подчинить это авторитеп1ейшее научное сообщество. Политбюро составляло один секретный список за другим, в которых кандидаты в члены Академии делились на «наших» (членов ВКП(б)), «более или менее близких к нам», «приемлемых» и «абсолютно неприемлемых»." Одновременно в среде академиков шли частные совещания, на которых вырабатывалась тактика будущих выборов и определялась мера уступок властям, на которые допустимо пойти. Предвыборные страсти выплеснулись и на страницы газет и журналов.

А. Е. Пресняков безусловно являлся одним из самых крупных русских историков, и поэтому ero право быть избранным в Академию вряд ли у кого-либо вызывало сомнение — тем более, что и в партийных списках он проходил как «более или менее близкий к нам» (т. е. к партийной власти). 2 октября !928 r. Агитпроп ЦК ВКП(б) дал задание ответственному секретарю Общества историков-марксистов и журнала «Историк-марксист» И. Л. Татарову «в трехдневный срок написать статью о тов. Преснякове для „Известий ЦИК". Цель статьи — активная поддержка нашего кандидата на выборах в АН»." !4 октября эта рекламная статья была напечатана. Б. А. Романов, также стремясь способствовать избранию своего учителя, опубликовал в газете «Студенческая правда» заметку (без подписи) «А. Е. Пресняков», формально приурочив ее к 35-летию его ученой деятельности и приближающемуся 60-летию со дня рождения. «Те более 60- ти печатных работ А. Е-ча, — писал он, — которые появились в последние !О лет и вместе с дореволюционными составляют к юбилейному дню список более чем в (00 названий, представляют яркое свидетельство, что в лице А. Е. мы имеем редкий пример русского историка из среды старой профессуры, оказавшегося способным не только „исторически" подойти к революции, но почерпнуть в ней новый опыт и импульс для своей научной работы»." Кстати, подобная же характеристика, могла бы быль отнесена и к самому Б. А. Романову.

Но попытка способствовать избранию А. Е. Преснякова не имела успеха. Еще на предварительном этапе он был отсеян и не допущен к заключительной баллотировке на Отделении гуманитарных наук и на Общем собрании АН СССР. Эта история до сих пор остается не вполне проясненной.

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 116. Читать онлайн