ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 238. Читать онлайн

набранного текста из-за поправок, которые внес в него А. Л. Сидоров? Более того, Б. А. Романов даже вынужден был предпослать книге в качестве эпиграфа выдержку из «Обращения товарища И. В. Сталина к народу» от 3 сентября 1945 г. в связи с победой над Японией. В ней речь идет о том, что «Япония, воспользовавшись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно, без объявления войны, — напала на нашу страну», и далее: «...поражение русских войск в 1904 r. в период русско-японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания. Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано»."4

Разумеется, и этот эпиграф, и обилие ссылок на «классиков» и «основоположников марксизма-ленинизма» не украсили книгу. Но зато они помогли ее издать, провести через цензуру. На мучительный вопрос — стоила ли игра свеч, следовало ли автору идти на такие издержки ради публикации книги? — универсального ответа быть не может. Все зависит от того, в какой мере автору удается при этом сохранить свою живую мысль, непредвзято исследовать проблему. Б. А. Романову, как представляется, это удалось. Содержание книги (а не ее ритуальное обрамление) существенным образом противоречило сиюминутным «установкам». В частности, анализ источников позволил Б. А. Романову сформулировать вывод, согласно которому виновниками русско- японской войны были обе стороны, и во всяком случае царское правительство — в не меньшей степени, чем японское. Уже один этот пример свидетельствует о том, что у Б. А. Романова ссылки на «классиков» носили формальный характер и ни в коей мере не предопределяли выводов автора. Поэтому их удаление из книги никак не повлияло бы на ее концептуальную основу. И это было замечено очень скоро — в период обострения борьбы с «антипатриотизмом».

Книга «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» была во многом новаторской. Она писалась тогда, когда историки были заняты главным образом «разоблачением» концепций М. Н. Покровского, в лучшем случае участвовали в обобщающих коллективных трудах или в написании учебников. Б. А. Романову же удалось в монографической форме впервые раскрыть социально-экономическую подоплеку дальневосточной политики царизма, выявить методы этой империалистической политики. Лишь позднее были изданы написанные после него другие монографические исследования, главным образом московских ученых, посвя-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 238. Читать онлайн