ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 156. Читать онлайн

каждый из народов СССР, чтобы каждый народ вступал тогда, когда это нужно, и чтобы ученик, школьник, читая (учебник. — В. П.) и слушая, не чувствовал фальши, внутренним ухом услышал, что вступление каждого отдельного народа, даже если это будет не соответствовать исторической действительности, производило бы впечатление звука, поданного в оркестре вовремя». И «нужно найти такого режиссера, который взялся бы составить этот план-партитуру». «Кто он — я не знаю», — говорил Б. А. Романов и выражал сомнение в практической реализации и этого «проекта»: «Ну а кто же будет судьями?» — задавал он риторический вопрос и, давая ответ, приходил к неутешительному выводу, что подводить итоги конкурса по существу некому: «Ведь историков нет, их или пощипали, или прогнали вовсе. Да и не всякий решится после того, как его подрали, обложили, выступить с проектом или критикой. Конечное слово конечно скажет Сталин. При всем моем уважении к ero умению распределять время и все понимать, не думаю, чтобы у него нашлось на это время, силы и знания»."

Из этого текста вполне очевидно, что Б. А. Романов несомненно считал противоестественным написание учебников, основанных на партийной директиве, и предвидел трудности, которые неизбежно встретятся на пути ero буквального выполнения.

Изложение в «спецсообщении» высказываний Б. А. Романова было только частью этого документа. Интересно, что, по интерпретации его авторов, друг Б. А. Романова С. Н. Чернов обратил внимание совершенно на другую сторону партийных директив: «У меня был настоящий праздник, когда я прочел это постановление. Так называемой грековщине придет теперь конец. Придет конец безжизненному, схематичному, отрнцательному отношению к источнику, к историческому факту. Весь вопрос теперь в людях, ибо молодежь стремится к знанию и перестает верить тому, кто может говорить одними схемами. Возьмите, например, того же Цвибака. Это исключительно талантливый и умный человек, посадите ero месяцев на шесть хотя бы в тюрьму, чтобы он ничем не отвлекался, и посмотрите, как хорошо он выучится. Особенно отрадно, что в выбранную ЦК комиссию входят такие люди, как Бухарин и Радек. Это создает достаточную гарантию для того, что дело пойдет по правильному пути» и

Нетрудно заметить, что суждения друзей о партийно- правительственных постановлениях резко отличаются друг от друга. При этом инвективы С. Н. Чернова в адрес

157

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 156. Читать онлайн