ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 341. Читать онлайн

Д. С. Лихачева М. Салмина), обратилась, заручившись согласием Б. А. Романова, на кафедру и в деканат с заявлением о разрешении продолжить занятия у Б. А. Романова и получила его. В виде исключения для них также был организован спецсеминар (по существовавшим правилам они начинались на старших курсах). Темой ero стал Судебник 1550 r. Занятия по этому памятнику с Б. А. Романовым отличались той особенностью, что проходили синхронно со временем, когда сам ученый работал над исследовательским комментарием к ero статьям, и это счастливое для участников семинара совпадение давало возможность им по исчерпании споров относительно той или иной статьи стать слушателями преподавателя, который читал им написанный недавно и еще не опубликованный свой комментарий.

По окончании этого учебного года оказалось, что на будущий (1950/51) учебный год осталось только двое студентов, выразивших желание специализироваться у Б. А. Романова по русскому средневековью. Это беспокоило ero. Едва начались занятия, как Б. А. Романов 15 сентября 1950 r. писал: «...по-видимому с преподаванием у меня дело тихо идет ко дну, очень плотно организованному. Не исключено, что это к лучшему, как все в мире сем. Но субъективно переживаю больно».

Тревожные ожидания не обманули Б. А. Романова: 1 октября он был уволен из университета. Об этом он сообщил Е. Н. Кушевой 4 октября, на следующий день после того, как в вызывающе хамской форме ему сообщили о случившемся: «...туча продолжает надвигаться. Вчера, проведя семинар и ничего не слыхав на факультете, в бухгалтерии нашел приказ о моем отчислении из университета „как совместителя". Значит, сколько организованного вранья было потрачено в 1949 г.!!!». Б. А. Романов конечно имел в виду организованное историческим факультетом чествование. Свое увольнение он отчасти связывал с арестом по «Ленинградскому делу» А. А. Вознесенского. Б. А. Романов считал увольнение незаконным — и из-за ero внезапности, и потому, что оно было произведено после начала учебного года. Но, имея за собой приговор 1931 r. по политической 58-й статье, ученый даже и не мог подумать о том, чтобы поднять вопрос о нарушении ero прав.

Через неделю он писал: «Прошла первая неделя после увольнения из университета. Свыкаюсь. Еще Достоевский сказал, что „человек — это существо по преимуществу ко всему привыкающее"» (Е. Н. Кушевой. 10 октября 1950 г.). Еще через 3 дня: «Я все же думаю, что старушка-формула- зза

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 341. Читать онлайн