ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 377. Читать онлайн

что он предлагал директору Нэшинал Сити банк (создать.- В. П.) антианглийский, русско-американский банк для операций в Китае по образцу Русско-китайского. Для специалистов это немаловажные диковинки. Это было рискованное предприятие — написать нечто вразумительное <...> после многих месяцев полного молчания» (Е. Н. Кушевой. 23 апреля 1957 r., почерк Е. П. Романовой, подпись Б. А. Романова).

О публикации этой подборки документов Б. А. Романов договорился с В. И. Шунковым, который был редактором «Исторического архива», и 16 апреля 1957 r. Б. В. Ананьич повез ее в Москву. Весной же у Б. А. Романова произошло кровоизлияние в мозг. Инсульт, однако, был не очень тяжелым, недели на две незначительно нарушилась речь, невосстановим оказался лишь парез лицевой мышцы. Конечно, ни о чтении, ни о том, чтобы самостоятельно писать, теперь невозможно было и помыслить. Отныне свои письма Б. А. Романов диктовал жене и только расписывался под ними. В эти тревожные дни, 23 апреля, из ЛОИИ за подписью ученого секретаря, должность которого занимал тогда один из «старших» учеников Б. А. Романова Н. Е. Носов, было направлено официальное письмо председателю Ленинградского городского суда, в котором выражалась просьба «ускорить находящееся на рассмотрении» суда дело Б. А. Романова, «опротестованное городской прокуратурой», ввиду того, что он «после перенесенного недавно кровоизлияния в мозг находится в тяжелом состоянии».' Возможно, это ускорило заседание президиума Ленинградского городского суда, который 26 апреля 1957 г. установил, что «в материалах дела нет никаких данных, которые свидетельствовали бы о том, что Романов совершил какое-либо преступление», исходя из чего суд «постановил: постановление Тройки ПП ОГПУ в ЛВО от 10 февраля 1931 r. в отношении него прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления».' А 29 апреля была датирована справка за подписью председателя Ленгорсуда о полной ero реабилитации,' которая в тот же день была получена А. А. Фурсенко по доверенности Б. А. Романова, написанной ero женой.'

Чувства, которые испьггал Б. А. Романов, получив этот документ, были сложными и неоднозначными. С одной стороны, он был рад тому, что тем самым завершился этот трагический, длиною в 27 лет, этап ero жизни, и сразу же дал несколько телеграмм с сообщением об этом (в том числе А. Л. Сидорову и Е. М. Жукову). С другой же, Б. А. Романов остро ощущал, что жизнь приближается к концу, и позт4

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 377. Читать онлайн