ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 29. Читать онлайн

целям <...> эти ценности должны существовать как таковые, неприкосновенно и непрерывно», особенно учитывая «деликатность культурной традиции и необходимость бережного с ней обращения <...> хрупкость университета в русской действительности». Вспоминая ответ А. С. Лаппо-Данилевскому присутствовавших студентов, в том числе и свой, Б. А. Романов изложил его так: «Вас хорошо выслушали и очень хорошо поняли; не хуже, чем Вы — наш ответ, что иначе — не можем»."

В 1911 г. Б. А. Романов, выполнив все необходимые формальности, получил выходное свидетельство. В 1911/12 учебном году он сдавал выпускные экзамены или, как тогда их называли, — «испытания». На оценку «весьма удовлетворительно» он написал сочинение и сдал основные испытания — по русской истории, древней истории, средневековой истории, новой истории, истории славян, истории Византии, истории церкви, истории древней философии; испытание по истории новой философии было оценено на «удовлетворительно». Кроме того, Б. А. Романов подвергся дополнительным испытаниям: логика, психология, введение в языкознание, методология истории, греческий автор, латинский автор — «весьма удовлетворительно»; введение в философию- «удовлетворительно». В качестве дипломного сочинения ему была зачтена опубликованная статья о смерде и смердьем коне. В результате экзаменов Б. А. Романов получил Диплом первой степени об окончании историко-филологического факультета С.-Петербургского университета, датированный 21 декабря 1912 г.4' Декабрем же датируется решение кафедры русской истории об оставлении его при университете для подготовки к преподавательской деятельности, но без стипендии 4<

Свои студенческие годы, свою alma mater, своих профессоров Б. А. Романов на протяжении всей жизни вспоминал с неизменным ностальгическим чувством. Через 3 года после того, как он покинул студенческую скамью, Б. А. Романов говорил о своей любви к университету, такому, «каким он был тогда», «когда мы впервые вошли сюда», что «навсегда сохранит воспоминания» о нем «как самое яркое, живое, цельное моральное переживание». Реальная картина студенческих лет стояла перед его мысленным взором: «Длинные хвосты канцелярских очередей и столовых стояний, пыль столбом в коридоре, по которому едва продерешься бывало до библиотеки, там предоконная толкотня с вытянутыми руками и подчас бесплодная, жар и духота в аудиториях, в которых никогда не сомневались, что они вместят всех и всем

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 29. Читать онлайн