ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 68. Читать онлайн

к самодеятельности и самоопределению», «идет упорное и жадное искание просвещения, обучения, осмысления возникших вопросов, словом, жажда „сознательности"». А. Е. Пресняков утверждал, что «силой, организующей стихийные революционные порывы масс, явилась партийная работа русской социал-демократии, которая пережила за годы революции сложную расстройку и перерождение ее крепкого партийного ядра в партию „коммунистическую "». «Будущей кабинетной работе историка-исследователя» и предстоит, согласно А. Е. Преснякову, «уяснить <...> элемент исторической неизбежности в ходе нашей революции, понять и учесть те силы и тенденции нараставшего брожения, помимо которых невозможно было ориентироваться в бурно развертывавшихся событиях».

Что же касается влияния «хода событий на перестройку и углубление воззрений наиболее ответственных и наиболее сознательных руководителей общественного движения», а также «второстепенных деятелей или хотя бы наблюдателей из интеллигентской среды», то, по мнению А. Е. Преснякова, «во всех общественных слоях, на всех уровнях культуры найдутся носители идейного и эмоционального перелома в отклик на огромные переживания революционной эпохи, а найдутся и представители иного типа — те, что „ничего не забыли и ничему не научились"». Автор отрицательно отозвался также о тех деятелях временных правительств 1917 r., которые, удовлетворившись распадом «старой власти», <асрушением самодержавия», «на деле пытались не руководить движением, а сдержать его, приостановить всякое творческое дело „до Учредительного собрания", этой — при данных условиях — доктринерской фикции». «Не только для политического деятеля Милюкова, но и для Милюкова историка» «прошли бесследно» «глубокие переживания Герцена и гениальные анализы прошлых революционных опытов Карла Маркса». Напротив, теоретики русской революции, учитывая ее особенности, пошли «на пересмотр ряда положений, казавшихся общепринятыми», почему «социологическое наследие Карла Маркса и Энгельса — анализ революционных кризисов, пережитых Западной Европой в 19 веке», — «потребовало дополнения и частичного пересмотра»."

Можно предположить, что, какие бы прагматические цели ни преследовали А. Е. Пресняков и Б. А. Романов своими публикациями 1920 r., у них был естественный и особенно плодотворный для историков интерес к текущей истории, без понимания которой, без ее сопоставления с событиями прошлого невозможны типологические наблюдения и

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 68. Читать онлайн