ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 173. Читать онлайн

гового решения: «...если продукция ЛОИИ вся мало удовлетворительна, — сказал он, — то достаточно указать несколько примеров; если же нет, то надо перечислить те работы, в которых допущены ошибки»." По-видимому, он ощущал себя хотя и внештатным, но все же сотрудником ЛОИИ, да и в самом Институте его считали своим, раз ему предоставили слово в такой напряженный момент. И все же положение Б. А. Романова по-прежнему оставалось неустойчивым. Угроза выселения из Ленинграда постоянно и устрашающе висела над ним, ожидание повторного ареста повседневно держало ero в состоянии крайнего нервного напряжения. Опасения эти отнюдь не были беспочвенными. Постановлением Совнаркома СССР от 8 августа 1936 г. выселению из Ленинграда и других крупных городов подлежали те его жители, кто подвергался в прошлом репрессиям по политическим статьям уголовного кодекса. На Б. А. Романова распространялось это постановление в полной мере, и он в 1936 r. получил предписание выехать из города. Лишь справка, подписанная профессором В. П. Осиповым, «о наличии психического заболевания и необходимости лечения»м на некоторое время отсрочила выселение. Но угроза этим отнюдь не была отведена. И Б. А. Романов решился на неординарный, очень опасный в тех условиях поступок. 7 мая 1937 r. он обратился в комиссию по частным амнистиям ЦИК СССР с ходатайством «о снятии <...> судимости по приговору Тройки ПП ОГПУ ЛВО от 10 февраля 1931 r., вынесенному <...> по так называемому „Академическому делу"». Перечислив научные учреждения, с которыми он сотрудничает, Б. А. Романов выразил надежду, что они, «вероятно, не откажут дать отзыв» î ero работе «за последние 3 года». Б. А. Романов писал, что хотя он «приговором прав никаких лишен не был», однако «постоянной работы до сих пор получить» не может, а следовательно, не может «чувствовать себя» «полноправным гражданином Союза», и это «тяжело давит» на всю его работу. Можно предположить, что это заявление было стимулировано принятием Конституции СССР в 1936 r., декларативно и демагогически признавшей равенство всех граждан СССР.

В архиве Б. А. Романова нет ответа на это заявление. Вероятно, он не был получен. В реабилитационном деле тоже нет документа о снятии с него судимости. Следственное «дело» свидетельствует об ужесточении отношения к нему карательных органов. В сентябре и декабре 1938 r. милиция дважды запрашивала 1-й спецотдел Управления госбезопасности Управления НКВД по Ленинградской области «о воз- 174

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 173. Читать онлайн