ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 132. Читать онлайн

ватель написал ответ, что Б. А. Романову «известны» М. К. Любавский, С. В. Бахрушин, Ю. В. Готье, А. И. Яковлев, С. Б. Веселовский и Д. М. Егоров. Они «объединены между собой и общностью идеологии, и присущими им всем антисоветскими настроениями. По всем вопросам все эти лица выступают единым фронтом». Далее следует фрагмент, который производит впечатление утрированного воспроизведения слов самого Б. А. Романова, отражающих настроения, сформировавшиеся еще до ареста: «В частности, мне известна история травли А. Е. Преснякова, которая началась после его выступления против Ключевского и продолжалась до последнего времени, достигнув предела какой-то звериной ненависти тогда, когда Пресняков стал выдвигаться советскими общественными организациями и коммунистической партией. Эта травля отражалась в некоторой степени, как мне кажется, на отношении ко мне как к ученику и стороннику Преснякова <...> Платонов был очень тесно связан с московской группой и опирался в своей деятельности почти исключительно на нее. В частности, для иллюстрации могу сказать, что членами-корреспондентами АН выбирались только москвичи и членами Археографической комиссии тоже только москвичи. В Ленинграде Платонов не имел такого прочного и однородного по идеологии фундамента». На вопрос о «конспиративной деятельности» «московской группы» Б. А. Романов ответил, что об этом ему «ничего не известно». Но, как он «сльппал, Бахрушин имеет какой-то кружок молодежи»."

15 апреля, на следующий день после того, как было подписано постановление о привлечении С. Ф. Платонова в качестве обвиняемого,'4 такое же постановление было вынесено и в отношении Б. А. Романова. Отличие состояло лишь в том, что если С. Ф. Платонов обвинялся в том, что он «участвовал в создании и возглавлял контрреволюционную монархическую организацию, ставившую своей целью свержение советской власти и установление в СССР монархического строя путем склонения иностранных государств и ряда буржуазных общественных групп к вооруженному вмешательству в дела Союза», то Б. А. Романов изобличался «в том, что он являлся членом контрреволюционно-монархической организации, ставившей своей целью свержение Сов. власти и установление в СССР, путем склонения иностранных государств к вооруженному вмешательству, — конституционно-монархического строя». '

Нетрудно заметить, что это обвинение никоим образом не вытекало из материалов допросов Б. А. Романова, во время которых, если судить по протоколам, следователи

m

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 132. Читать онлайн