ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 20. Читать онлайн

фессоров и приват-доцентов историко-филологического факультета оставался к 1906 r. ряд выдающихся ученых- С. Ф. Платонов, А. С. Лаппо-Данилевский, А. А. Шахматов, Э. Д. Гримм, И. А. Бодуэн де Куртенэ, И. М. Гревс, С. А. Жебелев, В. Н. Перетц, С. В. Рождественский, Е. В. Тарле, Б. А. Тураев, Г. В. Форстен и др.' Какая блестяшая плеяда!

К началу ХХ в. формировавшаяся с 30-х годов Х1Х в. петербургская историческая школа достигла своего апогея. Именно Петербургский университет, наряду с Академией наук, был тем учреждением, где плодотворно работали ее самые выдающиеся представители.

Одним из основоположников петербургской исторической школы по справедливости признается специалист по античности М. С. Куторга, начавший чтение лекций в Петербургском университете в 183б r. М. С. Куторга и ero ученики в исследовании во главу угла ставили требование научного критического отношения к источникам и в этом существенным образом расходились при определении задач изучения истории с профессорами Московского университета, прежде всего с Т. Н. Грановскжи. Эстафету от М. С. Куторги принял В. Г. Васильевский, крупнейший византинист, под влиянием которого находились многие ученые более молодого поколения, в частности С. Ф. Платонов, Н. Д. Чечулин, Е. Фр. Шмурло, С. М. Середонин, В. Г. Дружинин, А. С. Лаппо-Данилевский. За ними следовали их ученики С. В. Рождественский, А. Е. Пресняков и др.'

Если М. С. Куторга стоял у истоков петербургской исторической школы, то, как считал С. Н. Валк, «ярким завершением процесса ее создания стало творчество А. Е. Преснякова, и никто лучше ero не представил основных черт ее научного облика». А. Е. Преснякову был присущ интерес к общим вопросам истории и социологии уже в ранние годы его научной деятельности, но первая ero студенческая работа «в традициях петербургской школы» была посвящена изучению источника — «летописного памятника».' А. Е. Пресняков естественно считал себя представителем петербургской исторической школы и в речи перед своим докторским диспутом в 1918 г. определил ее особенности. Доминирующую черту школы он охарактеризовал как «научный реализм, сказывавшийся прежде всего в конкретном, непосредственном отношении к источнику и факту — вне зависимости от историографической традиции», в восстановлении прав источника и факта, получающих более полное и непосредственное значение вне подчинения их подбора, анализа и построения

21

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 20. Читать онлайн