ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 74. Читать онлайн

зательным подзаголовком: «Документальный комментарий к „Воспоминаниям" гр. С. Ю. Витте»." Обращает на себя внимание то обстоятельство, что три четверти этого сборника занимают исследования по истории России до конца XVII в., а история России XIX в. стала обьектом изучения всего в двух статьях, и только статья Б. А. Романова касалась конца XIX — начала XX в., почему ей и было, согласно хронологии, отведено последнее место — вслед за работой Е. В. Тарле о русско-германских отношениях и отставке Бисмарка.

Уже в этой первой статье о дальневосточной политике самодержавия на рубеже веков Б. А. Романов по достоинству оценил мемуары Витте как исторический источник. Отметив, что ранее к «удовлетворительному пониманию» этого крупнейшего политического деятеля «не было ключа», он констатировал: «Теперь в „Воспоминаниях" можно найти целую связку», тем более, что «в <...> ворохе фотографических снимков Витге дает себя изучить с изумительной откровенностью, оставаясь незащищенным даже и подобием литературного прикрытия», а «множество фактических мелочей и мелочных замечаний, даже психологических мелочностей и житейских условностей придают этой книге исторически потребную бытовую насыщенность». Мастерски оперируя этими ключами, Б. А. Романов впервые в литературе нарисовал впечатляющий социально-психологический портрет Витте и кратко охарактеризовал политическую и экономическую его программу, а также отчасти и его политическую биографию. Но, разумеется, он не ограничился этим, а последовательно, на обширном документальном материале, исследовал политику самодержавия на пути к русско-японской войне, выявил позиции самого Витте и А. М. Безобразова и их роли в ее развязывании. Отвергая концепцию Витте и объяснение им «всех „зол и бед", постигших Россию в 1903- 1906 гг.», «безобразовщиной», Б. А. Романов показал, что историк не может поддаться «на такое сужение постановки вопроса»: «Последний перегон к русско-японской войне действительно начинается с безобразовского полустанка,- писал он. — Но следствие должно быть направлено на узловую станцию отправления, где всем движением управлял еще Витте».

Итак, эта первая статья Б. А. Романова, посвященная дальневосточной политике самодержавия, оказалась тем семенем, из которого проросли вначале побеги, а затем, очень скоро, целое дерево — монография, всесторонне обосновавшая новаторскую его концепцию. В этой же статье был сделан прорыв в сфере источниковедческой критики мемуаров

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 74. Читать онлайн