ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 345. Читать онлайн

студентами и профессором, что определило их дальнейший путь в науке. «Формально», вспоминал Б. А. Романов в 1953 г., P. Ганелин «был учеником Полетики, но тот два года назад откочевал в Ташкент», а руководителем ему «на значили абсолютно непричастного некоего Кухарского. Ко мне же» P. Ганелина «прибило еще на втором курсе, а когда я его спросил, что его ко мне тянет, он объяснил между прочим, что учился конкретному распознаванию империализма на моей „России в Маньчжурии" (!), и у нас установились не „ученические", а просто дружеские отношения (и я думаю, что он только тут познакомился с тем, что такое внимательное отношение к чужой работе и интересам)» (Е. Н. Кушевой. 6 июля 1953 г.). Б. А. Романов только из деликатности не называл вначале P. Ганелина своим учеником, но на деле вполне обоснованно стал его им считать, да и сам P. Ганелин уже тогда говорил о Б. А. Романове как о своем учителе. Формально, как и в случае с P. Ганелиным, научным руководителем А. Фурсенко оставался Н. П. Полетика. И хотя А. Фурсенко порывался перейти к Б. А. Романову, но он этого не допустил, считая такой шаг неэтичным, особенно в связи с тем, что между ним и Н. П. Полетикой были взаимно уважительные отношения. А. Фурсенко, таким образом, писал дипломную работу у Н. П. Полетики, но еще со студенческих лет стал считать себя учеником Б. А. Романова, подпав под ero мощное влияние. Скоро Б. А. Романов стал приглашать к себе домой P. Ганелина, Н. Носова и А. Фурсенко, и между ними установились доверительные отноше-

В 1948/49 учебном году Б. А. Романов вел свой последний, как оказалось, просеминар на I курсе, и мне посчастливилось быль в той группе, с которой он занимался. Уже по завершении учебного года я попросил ero руководить моей дальнейшей работой. Так и я вошел в число учеников Б. А. Романова и вскоре стал бывать у него дома. На П курсе я принял участие в работе спецсеминара по изучению Судебника 1550 r., объявленного им по просьбе ряда студентов, занимавшихся в прошлом году в просеминаре Б. А. Романова. На III же курсе (1950/51 учебный год) у него осталось двое студентов — P. Скрынников и я. Б. А. Романов в октябре 1950 г. был уволен из университета и остался только на почасовой оплате (см. об этом вьппе). На IV курсе (в 1951/52 учебном году) к нам прибавился Б. Ананьич, занимавшийся историей международных отношений конца XIX — начала XX в. Но вскоре ушел P. Скрынников, и мы остались вдвоем.

342

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 345. Читать онлайн