ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 396. Читать онлайн

ваться от поисков подлинного факта» и пользоваться «силуэтными отображениями так называемых фактов».4' В «обиходе» историка древней Руси, утверждал Б. А. Романов, «доказательство» — «термин слишком претенциозный, если держаться прямого ero математического смысла», хотя оно, «конечно, и для него является условием „необходимым "», но только тогда, «когда оно возможно».44 Он в деликатной форме выразил несогласие с крылатыми словами В. О. Ключевского о том, что «Правда Русская» — «хорошее, но разбитое зеркало русского права XI — ХП вв.», заменив «зеркало» «призмой». Именно ею, особым образом преломляющей лучи, которые исходят из древности, называл Б. А. Романов все без исключения источники этого времени. «В мелочи жизни, в людей, в черты быта и нравов эпохи», полагал он, можно «всмотреться» именно «сквозь призму близкого ей современника (хотя бы иной раз он и пользовался не своими, а чужими словами и когда-то заимствованными формулами)», поскольку «привычные оценки и скрытые за ними правила возмещают, в известной мере, нехватку действительно бывших примеров поведения», а «вопрос о том, как жили люди той или иной эпохи, тесно соприкасается с вопросом о том, как, по их мнению, надлежало жить в условиях их времени». Это давало ключ к расшифровке особенностей «„ содержания сознания"» тех авторов, сквозь призму которых рассматривал Б. А. Романов при помощи «мозаичной реконструкции» будничную жизнь людей," искусно избегая, как отметил Д. С. Лихачев, «подстерегающих его на этом пути опасностей: принять за достоверный факт традиционный литературный мотив (в анализе литературных произведений) или традиционное церковное установление (в анализе церковно-канонических памятников) или в специфических особенностях средневекового мьппления увидеть отражение какой-либо определенной политической точки зрения».4'

Все сказанное о книге «Люди и нравы древней Руси» позволяет утверждать, что в ней Б. А. Романов, написавший ее в ссылке накануне Великой Отечественной войны и уже по одному этому не имевший возможности ознакомиться с работами французских историков, принадлежавших к школе «Анналов», параллельно с ними двигался в том же направлении — на пути выявления особенностей мышления людей далекого прошлого, их бытового, в том числе в интимной сфере, поведения, связанного с религиозным, «автоматическим», сознанием, ментальности, по современной терминологии. Но в отличие от «Новой исторической школы», предпринявшей коллективные усилия при исследовании этой та- зяз

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 396. Читать онлайн