ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 64. Читать онлайн

A. С. оставил по себе плохое наследство — неподвижный, неизгладимый в памяти, властно очерченный зрительный образ: заслонить ero легче дерзнуть, чем суметь до конца его выдержать»."

Вся эта речь, как и выступление 1915 r., пронизана ностальгическими воспоминаниями о Петербургском университете, в атмосфере которого студенты — современники Б. А. Романова под влиянием, в частности, А. С. Лаппо-Данилевского «нечувствительно оказывались в стихии душевного равновесия и моральной устойчивости, безулыбчивого и незлобивого подхода к предметам повседневного наблюдения и научного изучения». В этом небольшом тексте Б. А. Романов снова показал себя как мастер психологического портрета, срисованного со своего современника и опирающегося только на собственные наблюдения и память. Обращает на себя внимание то, что эта ностальгия обращена лишь к личности недавно скончавшегося ученого и к узкой сфере профессионального общения с ним — во время учебы на историко-филологическом факультете или в последующие годы, но отнюдь не к прошлому в целом.

Те же чувства отразила и рецензия Б. А. Романова на книгу С. Ф. Платонова «Борис Годунов», напечатанная в следующем, 1921 r. С. Н. Валк выразительно охарактеризовал эту статью: «...она вся проникнута отзвуками еще живых университетских впечатлений от личности Платонова, от покоряющей манеры чтения им лекций и литературных приемов его письма. Даже и там, где Б. А. был готов усомниться в изложении Платоновым „трагедии" Бориса Годунова, он облекает свое несогласие в форму воображаемых размьпплений почтительного читателя платоновской книги»." Пожалуй, в этой рецензии ее автор реализовал свое намерение, высказанное еще в 1918 r. в письме к С. Ф. Платонову, когда он писал, что связь с ним «платоновской дружины» не прервалась, хотя из всей «дружины» «осталось только двое» (П. Г. Любомиров и С. Н. Чернов были уже в Саратове), так как не прервалась «та глубокая, хотя и своеобразная личная связь, которая сложилась у дружины» с С. Ф. Платоновым: «В ней было и остается многое, почти все, невысказанным: как раз то в ней, что было каждым из нас посвоему в свое время выстрадано и тем прочнее завоевано <...> мы все еще, и уже издавна, лелеем мысль как-нибудь при случае выразить в точных и полной эмоциональной жизни терминах существо и живые подробности этого куска нашей биографии и Вашей творческо-учительской жизни»."

з в. м. и

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 64. Читать онлайн