ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 221. Читать онлайн

«„ Устав о закупах" говорит о значительной численности закупов и об их роли в качестве непосредственных производителей в феодальной вотчине»," — констатировал Б. А. Романов и отметил, что «Устав» предусматривал «использование закупа только на сельскохозяйственной страде <...> в двух основных положениях»:

1. Ролейного закупа, который «живет вне господского двора и работает на себя» либо своим инвентарем, либо господским (платя за него в последнем случае оброк) и, кроме того, в обоих случаях отбывает барщину.

2. Закупа — сельскохозяйственного рабочего «на господском дворе», который «работает на господском поле, Hà господской скотине», ее он «ежедневно с работы приводит на господский двор», но на «этой же скотине работает <...> и для себя»."

Идя вслед за Н. Хлебниковым, выдвинувшим гипотезу, согласно которой закуп вступал в зависимость вместе со своей землей,' Б. А. Романов предложил весьма убедительное объяснение термина «отарица» как участка земли, который ролейный «закуп обрабатывает на себя». Это могла быть «своя земля» закупа, но также и «участок, вьщеленный господином закупу, как выражалось много позднее литовско- русское право, на „присевок"»." В этом случае становится понятной борьба вокруг «отарицы» как борьба за обезземеление ролейного закупа" и подводится прочная база под вывод о наличии у закупа собственного хозяйства (пашни). Ролейные закугы, подчеркивал Б. А. Романов, «в массе своей — те же смерды, только вступившие в частноправовую зависимосзь»,7' но сохранявшие «из своего смердьего прошлого особность своего (от господского) хозяйства»."

Однако смердов, замечал Б. А. Романов, «почему-то принято считать единственным контингентом, откуда вербовалось закупное наймитство». В закупы могли попасть и купец, и «свободный» муж, потому что в XII в. «в жизни феодального общества <...> на старую антитезу свободного и челядина наплыла антитеза богатого и убогого»."

И все же именно беззащитный смерд как «покоренный данник»'4 и «непосредственный производитель держал на своем хребте всю киевскую государственность»." Б. А. Романов рассматривал проблему смердов в древней Руси под углом зрения наступления феодального порядка, особенно усиливавшегося в связи с реформой Ярославичей, в результате которой «штрафы за убийство стали источником государственного дохода»." Эта система «государственных штрафов <...> пришла (с Ярославичами) вовсе не на смену полю-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 221. Читать онлайн