ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 204. Читать онлайн

воодушевлен возвращением в Ленинград. Здесь он после нескольких лет разлуки наконец увиделся с женой, которая продолжала службу в армии вблизи города, а затем и в самом Ленинграде, и имела возможность приезжать домой дважды в неделю.

Но война привела к гибели последних ближайших друзей Б. А. Романова, с кем он был духовно близок на протяжении более трех десятилетий. Кроме жены, у него не осталось близких ему людей. Здоровье Б. А. Романова после трагических 30-х годов, тяжелой болезни и лишений, перенесенных в эвакуации, оказалось расшатанным настолько, что вплоть до кончины ему подолгу, едва ли не ежегодно, приходилось лечиться в клиниках. Организм не выдерживал нервных перегрузок, и в послевоенное время сверх меры выпавших на долю ученого. Б. А. Романов страдал тяжелыми сосудистыми заболеваниями, время от времени он погружался в темноту — давал о себе знать поврежденный в Ташкенте глазной нерв. И конечно же он не мог поверить в то, что карательные органы оставили его в покое. Как и прежде, Б. А. Романов находился в постоянном напряженном ожидании новых репрессий. Он жаловался на бессонницу, у него болели глаза и отекали веки.

И все же, несмотря на эти недуги, едва приехав в Ленинград, ученый сразу же интенсивно включился в работу. Первоочередной задачей стало издание исследований, завершенных им до войны. Уже в декабре 1944 r. Б. А. Романов отмечал, что «попал в полосу литературных дел». К этому времени он получил сообщение от Б. Д. Грекова о том, что его книга о дипломатической истории русско-японской войны включена в план изданий. Ее рукопись во время войны была передана из Соцэкгиза в Политиздат, который, как он считал, стал «могнлой книги», и Б. А. Романов был озабочен тем, чтобы «вызволить» ее оттуда «для серьезного ее пересмотра (не в условиях спешки)». В Ленинграде уже в 1944 г. он начал хлопоты («протаскивать») об издании «Людей и нравов древней Руси», хотя, как он отметил, пока «все это — только щекотание нервов». Наконец, стало известно, что Б. Д. Греков «хочет печатать» комментарии к «Русской Правде» чуть ли не в 1945 r., и Б. А. Романов срочно занялся редактированием своих разделов. «Работаю, но не пишу», — сообщал он (Е. Н. Кушевой. 2 декабря 1944 г.). Кроме этих ученых забот Б. А. Романов вел занятия на историческом факультете Ленинградского университета.

205

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 204. Читать онлайн