ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 282. Читать онлайн

На данный случай это значит, что я не строю себе иллюзий относительно трех вещей.

Первое — что этот рабочий механизм снашивается от времени и нуждается, следовательно, в периодическом техническом осмотре и ремонте.

Второе — что поколение, к которому я принадлежу, очень недолговечно — оно, в сущности, доживает свои дни- и в этой ситуации всякая помощь, всякий глоток свежего воздуха, исходящие от наших более молодых (хотя бы и седеющих уже!) товарищей, являются для нас вопросом почти что жизни. Для меня, по крайней мере, это именно так.

Третье — что, следовательно, в этом рабочем механизме при этой ревизии могут обнаружиться не просто неисправности, а и такие непоправимости, с которыми дальнейшая работа ero невозможна.

Как историк я привык смотреть действительности прямо в глаза. Ленин в науке и Лев Толстой в художественной литературе крепко научили меня не бояться, а любить выговоренную правду жизни, а сам я с детских лет испытывал неодолимую тошноту от розовых очков. Говорят, что моряков, в течение установленного срока не приспособившихся к морю в этом последнем отношении (в отношении тошноты, в отношении морской болезни), просто снимают с корабля и исключают из списочного состава флота. Это — еще и четвертая вещица, относительно которой я тоже не строю себе никаких иллюзий.

Но не в том ведь и оптимизм — чтобы жить иллюзиями1» 4з

Текст этой речи безусловно свидетельствует о смятении, которое испытывал Б. А. Романов в ожидании обсуждения книги. Похвала в адрес И. И. Смирнова и его погромной статьи (в М. 10 «Вопросов истории») о книге С. Б. Веселовского «Феодальное землевладение Северо-Восточной Руси» была столь же фальшивой, сколь и упоминание о Ленине в сочетании с именем Льва Толстого. Вероятно, у него еще теплилась надежда если не на благополучный исход, то хотя бы на возможность избежать полного краха. Однако состоявшееся 13 — 14 апреля заседание Ученого совета ЛОИИ с повесткой дня «Борьба с буржуазным космополитизмом в исторической науке» лишила Б. А. Романова хоть какой-то иллюзии, и эта речь так и осталась непроизнесенной.

Основной доклад на заседании Ученого совета был прочитан новым заведующим ЛОИИ М. С. Ивановым. Сама проблематика этого заседания свидетельствовала о том, что объектом идеологического погрома должны были стать и

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 282. Читать онлайн