ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 108. Читать онлайн

Между тем А. Л. Попов, осудив неумеренный, по ero мнению, интерес Б. А. Романова к личности Витте, указал и на преувеличенный ero интерес к «прочим действующим на страницах книги фигурам», которые все свои функции выполняли «большей частью в порядке индивидуально-служебном»,25 вследствие чего «ощущается недостаточная очерчен- ность» социально-политической направленности их деятельности, хотя, впрочем, эта особенность, с одной стороны, не лежит «слишком тяжелым грузом» на книге, с другой же- значительно снижает «ее качественный уровень».' Таким образом, новаторская особенность книги Б. А. Романова, выражаюп1аяся в стремлении уклониться от обезличенной формально-социологической интерпретации экономических и политических процессов, осветить их в том числе посредством социально-психологических характеристик, вызвала у А. Л. Попова умеренное осуждение. Рецензента не удовлетворило также то обстоятельство, что в книге нет, по ero мнению, операций «синтетического характера», что выразилось в отсутствии «обязываю1цей к'чеп<им выводам заключительной части» и вообще «выводов и обобщений»," «четких и ясных формулировок»." Создается впечатление, однако, что ненавязчиво сформулированную концепцию книги Б. А. Романова рецензент не увидел и почему-то напрямую отождествил выводы и заключения с синтетическим построением. Следствием осуждаемой рецензентом особенности книги Б. А. Романова, в которой якобы отсутствует синтез, стало и его отношение «к спорным вопросам природы русского капитализма», почти, как показалось А. Л. Попову, не сформулированное автором книги, почему он лишь по недоразумению зачислен ее издателем «в лагерь убежденных сторонников т. Грановского», а значит, и «в лагерь противников теории т. Ванага», которая по существу восходила к сочинениям М. Н. Покровского. Ссылке же в авторском предисловии на Е. Грановского следует «придать <...> значение» не более чем «воздушного поцелуя, брошенного мимоходом>>.2

Необходимо остановиться, наконец, и на оценке А. Л. Поповым литературного стиля, каким была написана книга Б. А. Романова. Рецензента раздражали тенденция к «драматико-психологической композиции»," «встречающиеся иногда синтаксические варваризмы», «повьппенная фразеологическая витиеватость» и даже «своего рода стилистический карамзинизм»," хотя А. Л. Попов не привел ни одного примера и не объяснил, каково содержание примененных им определений.

109

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 108. Читать онлайн