ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 304. Читать онлайн

нова, но по концептуальным вопросам утвердился еще в большей степени в своих воззрениях.

Отчитываясь о проделанной работе на заседании группы истории СССР ЛОИИ 7 июня 1950 r., Б. А. Романов, в частности, говорил: «Замечания И. И. Смирнова коснулись 35-ти из 100 статей Судебника и заголовка <...> Остальные 65 статей не встретили возражений со стороны И. И. Смирнова. В 21 случае <...> я согласился с меткостью замечаний И. И-ча и, приняв их во внимание, думаю, улучшил свой текст (за что благодарен И. И-чу). В 4-х случаях И. И. Смирнов ограничился репликой, что он тут „сохраняет свои позиции", не сформулировав возражений. В этих случаях я тоже сохранил свои позиции, но в двух из них я не ограничился этим, а постарался еще раз обревизовать позиции и дополнительными исследованиями переукрепить их. В 10-ти случаях <...> возражения И. И. Смирнова не переубедили меня и в ряде случаев помогли мне переработать свои тексты в смысле уточнения и укрепления своей аргументации при толковании текста статьи».

На этом же заседании Б. А. Романов вернулся к вопросу о типе комментария. Спор шел о том, насколько исследовательским должен он быть. Б. А. Романов считал неправильным составление хрестоматии из высказываний советских историков «даже <...> с формальными реверансами в адрес одних и с критическими бросками в адрес других» — «это бы значило сводить роль автора комментария к такому политически животрепещущему документу, как Судебник, — к роли подносчика торфа к печи или фасовщика развесного товара порционами, легкими для переноски». Отвергая такой пучь, Б. А. Романов говорил, что «отсюда <...> создавалась неизбежная ситуация, толкавшая» его «к исследованию». «Я скорее готов принять упрек, — заметил он далее, — в том, что не всюду мне удалось осуществить эту позицию». И далее: «Мне пришлось на днях слышать мнение, что комментарий Л. В. Черепнина (к Судебнику 1497 r. — В. П.) потому и комментарий, что ero можно не читать (посмотрел, что такое «противень», и можно на этом кончать, а что такое «пошлина», можешь и не смотреть), а что комментарий мой потому и не комментарий, а „научное исследование", что ero, если начал читать, изволь читать все относящееся к этой статье, так все с другим связано. Можно, конечно, раздавать ладанки на паперти и считать, что ты исполняешь долг перед человечеством. Но можно и объяснить человеку, чем он болен и как вылечиться, и считать, что это минимум, что от тебя требуется (если не можешь предложить и лекарства).

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 304. Читать онлайн