ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 154. Читать онлайн

Уже в момент публикации всех этих документов" не мог не обратить на себя внимание факт коренного расхождения между самим постановлением и официальным комментарием к нему." Но, как бы то ни было, они означали, что вся система воззрений М. Н. Покровского, ставшая в 20-х годах официальной концепцией, которую власти не только поддерживали, но и навязывали исторической науке, подлежала замене новой официальной интерпретацией прошлого. Ее и надлежало выработать в процессе составления учебников истории. Чрезвычайный характер этой акции и ее внезапность не могли не вызвать растерянности в рядах историков различной ориентации — особенно тех из них, кто относил себя к числу марксистов, в том числе сторонников осужденных теперь партией «вредных» взглядов М. Н. Покровского.

Органы НКВД через своих секретных агентов тщательно отслеживали реакцию, возникающую в разных слоях населения, на те или иные решения властей и докладывали им о ней. Основное внимание обращалось не на одобрительные высказывания, о которых сообщалось в общей форме, а на те мнения, которые казались интерпретаторам из НКВД нестандартными или, быть может, не вполне понятными. Само собой разумеется, что в случае с постановлением, касающимся исторической науки, власти интересовала прежде всего реакция профессиональных историков.

Б. А. Романов, как недавно освобожденный из заключения, постоянно находился под негласным наблюдением органов НКВД. Ero высказывания по поводу только что опубликованных партийных постановлений не могли не быть зафиксированными. И действительно, в «спецсообщении» зам. начальника Управления НКВД по Ленинградской области комиссара госбезопасности И1 ранга Николаева секретарю ЦК и Ленинградского обкома ВКП(б) А. А. Жданову, датированном 3 февраля 1936 г. (спустя неделю после публикации партийных постановлений), подробно изложены высказывания ряда ученых, в том числе Б. А. Романова. Они отражены, как кажется, довольно точно, судя по парадоксальной, только ему свойственной форме, хотя, быть может, и неполно.

В «спецсообщении» обращено внимание только на то, как Б. А. Романов интерпретировал замечание Сталина, Кирова и Жданова, адресованное авторам конспекта учебника по истории СССР: в учебнике речь идет не об истории СССР, а только о русской истории, т. е. истории Руси, «без истории народов, которые вошли в состав СССР (не учтены данные по истории Украины, Белоруссии, Финляндии и дру-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 154. Читать онлайн