ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 143. Читать онлайн

ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ И КОНЦЛАГЕРЯ.

БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ. «СЛУЧАЙНАЯ ПОДЕНЩИНА»

15 августа 1933 г. Б. А. Романов был досрочно освобожден из концлагеря «по зачету рабочих дней». Местом жительства ему был определен город Луга. Таким образом, как писал Б. А. Романов в одной из автобиографий, ему «было отказано в праве проживания с семьей в Ленинграде», что «было равносильно практически отлучению от возобновления научной работы и обречению на нищенское, никому не нужное существование в 101-километровой зоне». Препятствия, которые чинились Б. А. Романову при попьгтках получения права жить в родном городе, скорее всего, были связаны с ero категорическим отказом согласиться после освобождения работать по вольному найму на других, подобных Белбалтлагу, стройках. По сложившейся практике проработавшим 2 — 3 года на них было легче получать право прописаться в Москве и Ленинграде, чем тем, кто после концлагеря ~ð»> же возвращался в большие города.'

Все же длительные и мучительные хождения по различным учреждениям в попытке выхлопотать разрешение вернуться в Ленинград, в квартиру, ставшую коммунальной, которая еще в дореволюционные годы принадлежала ero отцу и в которой он до ареста в двух маленьких комнатах жил с женой, в конечном счете привели к тому, что Б. А. Романов получил временную прописку. Но всякий раз, когда ее срок заканчивался, ему приходилось заново проходить тягостную процедуру для ее возобновления. Само собой разумеется, что у Б. А. Романова отсутствовали средства к существованию — кроме небольшой зарплаты жены, врача по профессии. Неясны были и перспективы получения оплачиваемой работы по специальности.

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 143. Читать онлайн